Главная > Без рубрики > Выбор редакции > Валерий Федяев: почти детективная история из 1990-х, заставившая взглянуть на мир по-другому

Валерий Федяев: почти детективная история из 1990-х, заставившая взглянуть на мир по-другому

"Формула успеха" известного вятского предпринимателя - руководителя "Торгового дома "Лонда" и музейно-гостиничного комплекса "Постоялый Двор"

Предприниматель, благотворитель, краевед, литератор, любитель старины… Пожалуй, сразу и не определишь, как правильно представить читателю кировчанина Валерия Федяева.

 — Во-первых, надо быть честным перед самим собой. В бизнесе это очень важно. Нельзя обманывать партнёров. Один раз обманул человека – и ты его уже не увидишь. Поэтому всегда будь честен, чтобы не было стыдно в будущем, — словно подводил некую черту в нашем двухчасовом разговоре директор ООО «Торговый Дом «Лонда», руководитель музейно-гостиничного комплекса «Постоялый Двор» Валерий Федяев. — И второе. Никогда не ставь целью тупое зарабатывание денег. Деньги – это путь в никуда.

— Но разве у бизнеса нет именно такой цели – заработать как можно больше? – недоумевал я, на что Валерий Иванович ответил:

— Это американизированная система, которую нам тщательно внушают и усиленно внедряют. На самом деле цель должна быть иная, благородная, к которой необходимо стремиться. Если цель благородная – всё остальное подтянется само собой. И люди нужные, и финансы… Но ставить цель заработать определённое количество денег нельзя. Потому что будет стопроцентный провал… И ещё одно. Никогда никого не копируй – будь самим собой. Должно быть именно твоё видение бизнеса. Конечно, надо учиться, надо перенимать опыт. Но это вовсе не значит, что надо копировать.

 

Однажды в переходе…

Бизнесменом сегодня он себя не считает. Хотя по-прежнему руководит торговым домом «Лонда», весьма успешной компанией, хорошо известной на парфюмерно-косметическом рынке. В былые времена число её магазинов достигало трёх десятков, охватывая территорию не только вятского края, но и соседних регионов.

А начиналось всё в незабвенные девяностые, когда на заводе «Физприбор», где трудился Федяев, зарплату не платили месяцами, жена в то время была в декретном отпуске, и надо было как-то содержать семью. И тогда он ушел – ушел в никуда. Точнее, в челноки. Возили поначалу с товарищем из столиц пряжу и растворимый кофе, продавали в Кирове на Центральном рынке прямо с деревянных ящиков.

— Когда решили заняться оптовыми поставками кофе, я поехал в Москву на разведку, — вспоминает с горькой улыбкой Валерий Иванович. — Было это в конце декабря, перед Новым годом. Денег основательно занял, рассчитывал закупиться по полной… И вот уже загрузился, надо на вокзал. Через полтора часа поезд. Но оставались ещё кое-какие свободные деньги. Думаю: дай-ка спущусь в переход, там «Сникерсы» продают. Спустился, что-то ещё докупил. Иду нагруженный – коробки на тележке, рюкзак выше головы. И тут подходят четверо… И вроде центр города, вокзал, переход в метрополитен. И народ ходит туда-сюда постоянно. А они – раз, отжали меня от толпы. «Пушку» с глушителем в бок сунули и говорят: «На счёт три молча отпускаешь свою тележку. Иначе…» Прикинул я тут: если начну возбухать, что будет? Ничего хорошего! Раздастся выстрел, как хлопок – никто и не обратит внимания. Перед Новым годом хлопушки кругом, фейерверки взрываются. Никто и не услышит. Ну, валяется, мол, какой-то пьяный, эка невидаль… Короче, отпустил я тележку с товаром, снял рюкзак. И остался ни с чем. Ладно, билет на поезд был на руках. Приезжаю домой: извините, у меня ничего нет. Только долг, который надо возвращать. А как? Вот и пришлось активнее включаться в эти торговые дела. Снова по родственникам собирать деньги, снова ехать на закупки…

— Но разве тот криминальный случай не ударил по рукам? – удивился я.

— Наоборот, стимулировал. Я же в любом случае должен был деньги вернуть. Как-то отработать… Я и на жизнь после этого стал философски смотреть. В тот момент, когда я стоял с «пушкой» в боку, перед глазами вся жизнь промелькнула. И я неожиданно понял, что смерть не такая уж страшная вещь, не стоит заморачиваться… Потому на многие вещи стал более спокойно смотреть. Если раньше мог нервничать по пустякам, чего-то опасаться, лишний раз не вступать в конфликт, то сейчас словно какая-то завеса спала. И чувство справедливости вышло на первый план…

 

«Народное» название

Тот московский эпизод действительно сильно повлиял на Федяева. Ведь даже стоять на рынке, на ящиках и торговать поначалу было стыдно. Порой он даже отворачивался от покупателя. Всё же не маленький человек был на заводе. Многие знали его в городе… Но постепенно рыночная торговля стала для инженера-технаря естественным занятием. Стыдиться было нечего…

Везли на продажу всё, что пользовалось спросом.

— Обычно из командировки возвращаешься и подарки везёшь, — рассказывает Валерий Иванович. — Как-то привёз жене помаду «Руби Роуз». Сиреневый цвет… А пошли гулять и зашли в старый универмаг. Там такая помада продавалась по 10 рублей. Я же её купил за семь с половиной… Следующий раз зашёл в Москве на рынок: там эта помада вообще по 5 рублей. И я купил отдельный набор из 19 предметов. По штучке каждого цвета. И эта помада быстро у меня разошлась… Нравился мне французский одеколон «Чарли». Продавали его в треугольных бутылочках. Потом он исчез. А тут в переходе смотрю – продают туалетную воду «Чарли». Купил для себя. За 10 рублей. А в кировском универмаге она была выставлена по 15 рублей. 50 процентов наценка! Нормально. Тоже начал возить, выставлять… Потом тёща заказала краску для волос. Но я в хлопотах забыл, как называется. И на всякий случай купил сразу две – «Махагон» и еще одну. Думаю, какая-то из них всё равно подойдёт. И точно: «Махагон» она забрала. А вторую краску я поставил продавать. И у меня сразу её забрали. И это была «Лонда»… Так постепенно стала вырисовываться основная линия бизнеса: парфюмерия и косметика. Жизнь сама подсказала выбор…

На Центральном рынке у Федяева уже был специализированный косметический уголок. Лаки, помады, карандаши, краски, тени, пудры – выбор широкий… И жена Катя скоро в помощь подключилась – рассказчик она хороший. Обо всех парфюмерных секретах подробно поведает, всё покажет. Ей, понятно, доверия больше, чем мужчине. И народ потянулся, пошли заказы…

В девяносто пятом году дополнительно снял Федяев комнату в Центральной гостинице. И попытался продавать там косметику мелким оптом. Даже название к тому времени фирме придумали – вывеску повесили: «ВиКа», т.е. Валера и Катя. Логотип разработали… А на дверях сбоку прикрепили стикер «Лонда». Простая наклеечка…

— Комнатка наша располагалась напротив туалета, — уточняет с улыбкой Валерий Иванович. – Не специально подбирали, так выпало. Какое было свободное помещение, такое и досталось. Счастливый случай, словом… А от гостиницы оставалось тогда одно название – практически это был офисный центр. И вот народ идёт в туалет, а на обратном пути заглядывает в парфюмерный магазин. И вскоре пошли разговоры: «Куда ходил?» – «В «Лонду» — «Где купил? – «В «Лонде». Так к нам и прилепилось народное название – «Лонда». Спорить мы не стали…

 

Сеть – три десятка магазинов!

Парфюмерно-косметическое направление деятельности фирмы стало к тому времени основным. Очень много представлялось туалетной воды, духов… Уже и знакомства в Москве завели серьёзные. Уже и товар брали через оптовые компании. И объёмы продаж пошли немалые. И в Центральной гостинице на том же этаже открыли большой розничный магазин с прилавочной системой, который «раскрутился» очень хорошо.

Когда начали пошатываться дела у одного коммерческого банка, Федяев купил на улице Московской помещение столовой. Там открыли и магазин, и склад. И офис туда же перевели. Всё в одном месте – удобно. К тому же в центре города.

— Магазины самообслуживания… Они всегда были у меня в памяти, — рассказывает Федяев. — Помню, раньше были гастрономы, в которых покупатели брали тележки, ходили по залу и сами набирали товар… Но потом почему-то это всё, как обрезало. И осталась только прилавочная система торговли. А я думаю: «Почему бы нам не возобновить систему самообслуживания? Всё равно людям надо доверять. Тем более, когда понимаешь, что все продажи идут… через кончики пальцев. Пока не потрогал – это от тебя далеко. Но стоит подержать что-то в руках – сразу хочется купить. И уже сложно расстаться с этой вещью…»

Ему говорили: «Да ты что? Разве это можно делать в наше время? Все украдут…» А Федяев стоял на своём: «Давайте попробуем…» И вот сделали открытую систему доступа. Закупили охранные системы. И этикетки, чтобы всё звенело… Заказали и презентацию – из Москвы приезжали прославленные визажисты, которые бесплатно делали макияж. Снимало телевидение…

Результат получился ошеломляющий. Продажи подскочили в пять раз! На том же самом ассортименте…

 

Да здравствует музей!

Опыт был неплохой. За первым магазином последовал второй, третий, пятый, десятый… И в Кирове, и в Нижнем, Новгороде, в Йошкар-Оле… Потом по районным центрам области он запустил систему, которую назвал мини-франчайзинг. Деловым партнёрам «Лонда» предоставляла своё программное обеспечение, проводила обучение персонала, вводила систему самообслуживания. И полностью наполняла полки магазина своим товаром, так что местным предпринимателям вкладываться в закупки парфюмерии и косметики не было никакой нужды…

Всё, кажется, шло хорошо и славно. Однако…

— Однако наступил период, когда я серьёзно задумался о том, а кто я есть на самом деле? – говорит Валерий Иванович. — Что я из себя представляю? Не как руководитель успешной торговой фирмы, а как человек? Что я сделал такого, чем могли бы гордиться мои дети и внуки? Вот тогда и сменил направление деятельности, больше внимания стал обращать совсем на иные вещи…

В итоге остался один розничный магазин «Лонда», осталась оптовая продажа… Но появился музейно-гостиничный комплекс «Постоялый двор» с номерами под старину, музей истории Хлынова, который нередко называют «трогательным музеем», потому что многие экспонаты здесь можно потрогать, взять в руки…

— Это не коммерческий проект, это проект для души, — подчёркивает Федяев. – Я даже не называю деятельность, которой сейчас занимаюсь, бизнесом. Это не бизнес. Это уже определённая форма существования в обществе… Вот нашему музею недавно исполнился год. Небольшой отрезок времени, но всё же смею думать, это удалось немножко повернуть сознание людей. Интерес к истории заметно усилился. Конечно, это связано не только с музеем истории Хлынова. Это вообще общий интерес. Люди интересуются тем, что было раньше. Но я всегда говорил и ещё раз повторю: историю нельзя изучать с середины. Историю надо изучать с самых основ…