Главная > Интервью > Алевтина Шалагинова: «Инвалид» не значит «бессильный»

Алевтина Шалагинова: «Инвалид» не значит «бессильный»

«Умей жить и тогда, когда жизнь становится невыносима», – эти слова Николая Островского я прочла в кабинете у председателя Кировского областного общества инвалидов Алевтины Шалагиновой. Для неё, оставшейся практически обездвиженной после похорон последнего сына, они как стержень, который помог подняться хотя бы на костыли и продолжить поддерживать тех, чьё жизненное пространство и возможности ограничены различными недугами.

Мы встретились с Алевтиной Серапионовной уже после того, как прошли торжественные мероприятия по поводу 30-летия организации и 95-летия со дня рождения Олега Ивановича Эсауленко, человека, которого знают и уважают все, кто так или иначе соприкасался с нуждами инвалидов.

«Вместе мы сможем больше»

– Алевтина Серапионовна, можно ли сказать, что, создав свою структуру, вам стало легче решать проблемы людей с ограниченными возможностями?

– Безусловно. До того, как тридцать лет назад при поддержке областного правительства мы начинали свою работу, об инвалидах в принципе никто и не знал, и в СМИ о нас не было никакой информации. В 1995 году создали областное объединение родителей детей-инвалидов, чтобы как-то поддерживать друг друга и вместе решать проблемы наших детей. В него сразу вошло шесть тысяч мам. Вскоре правительство области, тогда там были свои энтузиасты, которым я до сих пор безмерно благодарна, по просьбе родителей открыло два реабилитационных центра для детей с ограниченными возможностями, первый в области социальный факультет на базе медакадемии для родителей детей-инвалидов и специалистов социальной направленности, где и я училась уже в довольно зрелом возрасте. Самое большое достижение Всероссийского общества инвалидов в тот период – Закон о социальной защите инвалидов.

В 1997 году был создан координационный совет по вопросам реабилитации детей-инвалидов при заместителе губернатора, в результате открылись школы матерей детей-инвалидов в каждом районе. Позднее, в 2012 году, координационный совет создали при губернаторе уже по делам инвалидов в целом.
Предложения нашей организации стали включать в областные целевые программы. По крайней мере, объединившись, мы смогли влиять на политику в отношении инвалидов, менять отношение к ним окружающих.

С самого начала создания Кировского общества инвалидов началась интеграция людей с ограниченными возможностями в общество. Впервые в 1994 году наши дети увидели море и выезжали вместе со здоровыми сверстниками в загородные лагеря «Строитель», «Медик» центр «Митино».

По воле Олега Ивановича Эсауленко при Доме детского творчества Ленинского района и Дворце-мемориале создали балетные группы для детей-инвалидов. Подумайте только, инвалиды и пуанты! Две наши девочки «порхали» на всю Россию. Мы стали выезжать на творческие фестивали самых разных уровней и занимать там призовые места. С 1996 года по сей день дети с инвалидностью являются участниками фестиваля художественного творчества «Вместе мы сможем больше», принимали участие в международной акции в Москве «Звёзды мира – детям». А в 2017 году Маша Казакова из Афанасьевского района стала лауреатом международной премии «Филантроп», победив до этого в областном фестивале творчества детей и молодёжи «Я – автор».

Мы получили возможность участвовать в грантовых конкурсах, направляя выигранные деньги на нужды инвалидов. К примеру, на выигранный грант обустроили вход в офис нашей организации.
Объединяя людей с ограниченными возможностями, мы не даём им замыкаться на своих недугах, учим быть активными, искать себя в спорте, в творчестве.

Хочу сказать, что, хотя слово «инвалид» в переводе с латыни означает «бессильный», я бы не стала говорить так о многих наших людях, которым всё даётся намного труднее, чем здоровым, но при этом они проявляют недюжинную силу воли и характер.

Доступность пошагово

– На какие программы ориентируетесь в своей работе ?

– Мы выстраиваем свою деятельность в соответствии со стратегией, разработанной ВОИ до 2028 года, включившей в себя все успешные наработки за тридцать лет: от защиты прав инвалидов и обустройства доступной среды до развития их спортивных и творческих способностей. Работаем по областным и районным программам в соответствии с уставом ВОИ и КОО ВОИ.

Пять лет действовала общероссийская госпрограмма «Доступная среда». Мы в Кировской области работали по её подпрограмме, которая в этом году будет финансироваться только из регионального бюджета. Многое, безусловно, сделано и на практике, и в плане разработок необходимых нормативов. Сейчас подготовленные специалисты нашего общества продолжают обследование объектов социальной инфраструктуры, жилых домов на предмет доступности для людей с ограниченными возможностями. Многие помещения по-прежнему остаются неприспособленными для инвалидов, особенно колясочников. По результатам руководитель организации составляет паспорт доступности. Одним словом, правление КОО ВОИ оказывает экспертную поддержку при создании доступной среды.

Напомню, что поначалу даже СНИПов относительно доступности среды не было, пользовались специальной брошюрой с требованиями по доступности «Жилая среда для инвалида» выпуска 1990 года, которые рассылали в районы. По ней, к примеру, обустраивал здание реабилитационного центра для молодых инвалидов, что на Казанской, его прежний директор Сергей Петрович Блинов. К слову, дома, построенные до 2016 года, не подходят под СНИПы, поскольку закон о государственном надзоре вступил в силу только с прошлого года.

Учёба по возможностям

– Что вы можете сказать об инклюзивном обучении?

– Здесь всё не так просто. Инклюзия – это не только посадить рядом за парты здорового ребёнка и инвалида. В принципе в качественное инклюзивное образование нужно вкладывать большие деньги, нужны специалисты даже по сопровождению ребёнка-инвалида, которых пока у нас практически нет. Я как-то была в Чикаго, где нам показывали школы с инклюзивным обучением. Мне, честно признаться, не понравилось. Это не инклюзия, а какое-то издевательство как над здоровыми, так и над детьми-инвалидами.

В нашей области существует отличная программа для детей с нормальным умственным развитием – это дистанционное обучение. Помню, поначалу далеко не все родители восприняли его положительно – боялись брать дорогостоящую технику, которую выдавали ребёнку для обучения. Сейчас освоились и поняли, какие возможности даёт эта программа. У нас уже даже больше десятка студентов проучились дистанционно.

Есть другая проблема. Мы много работаем с родителями детей-инвалидов по специальной литературе аналитического центра «Развитие и коррекция», обучаем основам правовой грамотности, развитию и социализации ребёнка. В том числе разъясняем им необходимость вовремя проходить медико-педагогическую комиссию. Некоторые хитрят, скрывая замеченные в ребёнке отклонения в развитии, и всячески избегают комиссии, чтобы оставить ребёнка в обычной школе. В итоге такой ученик, особенно с ОВЗ, не в силах освоить учебную программу школы. И получается, что к зрелому возрасту у него ни образования, ни профессиональных навыков. Это совершенно неправильный подход. Недавно побывала в четырёх районах, разговаривала с директорами школ – везде одинаковая ситуация.

Сейчас мы много с родителями об этом говорим, и они начали понимать и уже не так массово скрываются от комиссии.

Поддержать и понять

– Поменялось ли отношение людей, общества к инвалидам?

– Трудно сказать однозначно. На себе испытала всю беспомощность, когда дома в лёжку лежала. Но в целом, безусловно, интеграция сделала своё дело. Правда, встречается и негативное восприятие. К примеру, иногда мамы, узнав, что в тот же загородный лагерь вместе с её ребёнком едут и инвалиды, ведут себя крайне некорректно. А совсем недавно семья с сыном-инвалидом переехала из Кирово-Чепецка в областной центр. На первом месте мальчик ходил в школу, всё было спокойно. Кировские ребята его не приняли, и семье пришлось возвращаться обратно.

Сейчас реализуется хорошая программа «Мы равные, но разные». По направлению Кировской областной организации ВОГ две мамы обучились на семинаре в Самаре методикам и навыкам проведения интерактивных занятий в школах по пониманию и принятию сверстниками «особенных» детей, аналогичные «урокам добра», которые мы раньше проводили в городской школе № 21. Думаю, они помогут найти взаимопонимание в школьной среде. Региональное министерство образования нас поддержало.

Важно, чтобы на территориях, где живут инвалиды, руководство района, культурных и социальных учреждений, словом, всё сообщество, дружнее работало с нашими организациями. Нужно взаимодействие и взаимопонимание.

Необходимо больше рассказывать в прессе об инвалидах, среди них есть поистине уникальные люди. Да и проблемы не должны быть только нашими. Обществу нужно принять и понять то, что мы есть, мы так же живём и мечтаем, и мы не можем позволить, чтобы болезнь победила нас.

Трудно добраться до работы

– Алевтина Серапионовна, думаю, что в нашей беседе нельзя обойти стороной такой вопрос, как трудоустройство инвалидов. Какова ситуация с вашей точки зрения (мнение чиновников мы периодически публикуем)?

– Сейчас есть хорошее положение, обязывающее работодателей через службу занятости предоставлять нам информацию об имеющихся рабочих местах для инвалидов. Но они не всегда это делают, поскольку обустройство такого рабочего места выходит предприятию в копеечку. Иной раз им выгоднее штраф заплатить. Кроме того, по имеющемуся соглашению со службой занятости каждая районная организация проводит ярмарки вакансий, впрочем, как и наша областная.

Но, если честно, не все стремятся работать. К примеру, была у нас в Котельниче швейная мастерская. Мы на выигранный грант закупили для неё швейные машинки на 1 миллион 100 тысяч. И решили принять побольше инвалидов, чтобы предприятие имело налоговые льготы. Во всём районе нашлось только двое желающих. И я понимаю остальных – им сложно добираться до работы. Проблема даже не в рабочих местах, а в транспорте, особенно в районах.

Но основная проблема, и об этом я не раз говорила на координационном совете, – нужно точно знать спрос: сколько инвалидов могут и хотят работать.

– Какие проблемы на данный момент стоят острее и требуют решения?

– Низкая транспортная доступность. Нужны низкопольные автобусы и троллейбусы, чтобы легче было передвигаться по городу тем же колясочникам. И самый, пожалуй, больной вопрос – нам просто необходимо социальное такси, хотя бы машины две-три, чтобы инвалиды могли доехать до той же больницы. Такой спецтранспорт есть в Перми, Пензе, Ульяновске и других городах ПФО. У нас этот вопрос завис. Надо просто всем собраться и подумать, как это можно сделать.

Мы очень благодарны руководству железной дороги и аэровокзалу – здесь всё делается для удобства передвижения маломобильных групп граждан.

Надо просто о людях беспокоиться. Это самое главное. Такого принципа придерживался Олег Иванович Эсауленко. Он любил людей. Был очень требовательным, справедливым и порядочным.

Для справки
В настоящее время Кировская областная организация ВОИ – одна из значимых региональных общественных организаций. В её состав входят три функциональных подразделения: областная комиссия по работе с молодыми инвалидами, областной совет родителей по реабилитации детей-инвалидов и редакция газеты «сВОИ на Вятке». Организация объединяет в своих рядах более 35 тысяч человек, имеет 40 районных и городских организаций, 618 «первичек».