Главная > Без рубрики > Выбор редакции > Алексей Леонов: «Кировчане – гостеприимные люди»

Алексей Леонов: «Кировчане – гостеприимные люди»

11 октября умер Алексей Леонов, космонавт, дважды Герой Советского Союза, первый человек, вышедший в открытый космос.

Наверное, далеко не все знают, что Алексей Архипович Леонов несколько раз приезжал на вятскую землю, побывал в Кирово-Чепецке, выступал перед жителями областного центра в ДК «Родина». Сопровождать его в поездках по области тогда, в семидесятые годы, довелось начинающему репортёру «Кировской правды» Владимиру Шишкину, подготовившему в дальнейшем несколько газетных публикаций, посвящённых своим памятным встречам с космонавтом № 11 Алексеем Леоновым.

Одну из них, интервью, опубликованное в «КП» 12 апреля 1974 года, мы предлагаем вниманию читателей.

Один на один с космосом

– Алексей Архипович, со времени вашего полёта и выхода в космос прошло уже девять лет. Мы, конечно, читали отчёты об этом космическом эксперименте и в общих чертах знаем о нем. Расскажите, пожалуйста, о некоторых деталях. Например, встретились ли вам какие-либо неожиданности в ходе эксперимента?

– Пожалуй, почти ничего. Всё, что происходило со мной, отвечало тому, что я представлял себе ещё до полёта – ощущение невесомости, свободного парения. Небольшая неожиданность произошла, когда я собирался возвращаться «домой». Вы знаете, что если в глубоком вакууме потереть друг о друга две металлические пластинки, то поверхности их как бы свариваются. Хотя и была специальная вакуумная изоляция на скафандре на перчатках и трущихся частях, такая «сварка» всё же произошла. В условиях космоса я пробыл 20 минут и от воздействия глубокого вакуума – 10 в минус девятой степени – у меня несколько деформировался скафандр. Поэтому возвращаться в корабль мне было труднее да плюс к этому я еще устал немного.

– Что в космосе произвело на вас сильное впечатление?

– Величие увиденного. Это не описать словами. И никакие рассказы не могут подготовить человека к такой красоте. Например, Солнце только поднялось из-за горизонта. Необычайный по красоте ореол, напоминающий формой русский кокошник, вспыхивает над ним. Разноцветные полосы опоясывают Землю – красная, синяя, желтая…

– Пожалуйста, расскажите о почётном гражданине нашего города космонавте Владиславе Николаевиче Волкове.

– Волкова я знал хорошо. Когда мы с Павлом Ивановичем Беляевым посадили свой «Восход-2» близ Перми, он был в поисковой группе. Это был умный, мужественный, отлично подготовленный космонавт, дважды летавший в космос. В составе экипажа орбитальной станции «Салют» с помощью специальной аппаратуры проводил уникальные исследования, осуществляя поиск новых геологических образований, новых районов залегания ценных полезных ископаемых, районов скопления рыбы в морях и так далее. Программа первой в мире орбитальной научной станции «Салют» была выполнена успешно. И полёт корабля проходил блестяще до самого последнего часа… О причинах гибели космонавтов Добровольского, Волкова и Пацаева было сообщено в своё время, и ничего нового я добавить к этому не могу.

– Все мы знаем, что сейчас вас с Валерием Николаевичем Кубасовым ожидает новый космический эксперимент – совместный полёт с американскими исследователями Томасом Стаффордом, Вэнсом Брандом и Дональдом Слейтоном. Пожалуйста, немного подробнее об этом.

– Старт «Союза» с советским экипажем на борту произойдет 15 июля 1975 года в 15 часов 37 минут и 03 секунды. Через семь с половиной часов взлетит «Аполлон». Через сутки мы состыкуемся, вместе будем летать до 18 июля, потом разойдёмся, и каждый экипаж начнёт самостоятельные исследования. Во время совместного полёта будем ходить друг к другу в гости, производить совместные эксперименты.

– Какие трудности возникли в процессе подготовки этого полёта?

– Предварительно необходимо было решить много организационных и технических вопросов: установить единую систему координат для определения кораблей в пространстве, уточнить параметры радиоаппаратуры и систем стабилизации, оговорить принципиальную схему стыковочных узлов.

Одна из главных трудностей – это различие атмосферы двух космических кораблей. Советские космонавты дышат воздухом, американские – чистым кислородом при пониженном давлении. В этом первом полёте решили не переделывать тот или иной корабль под соответствующую атмосферу, решено создать специальный переходный шлюз, который соединит оба корабля, где атмосферы и будут выравниваться. Этот переходник понесёт «Аполлон».

На обоих кораблях будут установлены специальные стыковочные узлы. Они напоминают цветок с тремя лепестками, которые зайдут друг в друга, как пальцы на руке. Эти узлы уже созданы и испытываются. Имея такие узлы, корабли разных стран смогут состыковываться друг с другом. Кроме того, разработана единая система связи «Борт – Земля», решено много более мелких вопросов. Скажу одно: программа идёт точно по намеченному графику, и мы сделаем все от нас зависящее, чтобы с этого графика не сбиться. Но, пожалуй, самая большая проблема на настоящий день – языковая…

– Языковая?

– Да. Я в школе изучал немецкий язык и учить английский мне пришлось, как говорится, с нуля. Да и остальным немногим легче. Представьте себе: нас ждёт экзамен по технике на английском языке. Единственное утешение, что наших американских коллег ждёт такой же экзамен на русском, а русский всё же трудней. Сидеть над книгами приходится всё свободное время.

– Охарактеризуйте, пожалуйста, ваших американских коллег по полёту. Что они представляют собой как личности?

– Их трое в основном составе – Стаффорд, Бранд и Слейтон. Первый – командир. Он летал в 1965 и 1966 годах на кораблях «Джемини», в 1969-м был командиром «Аполлона-10». Обладает большим опытом. В его экипаже два человека. Бранд – бывший лётчик-испытатель, дублёр во время подготовки к полёту «Аполлона-15». В космосе ещё не бывал, так же, как и третий член американского экипажа – Слейтон. Слейтону – 51 год, рекордный возраст для космонавта. Мы достаточно знакомы между собой. В июле прошлого года группа советских космонавтов была в Хьюстонском центре космических исследований, а в ноябре они приезжали к нам в Звёздный городок – осматривали тренажёры, лабораторную базу, делились впечатлениями. Запланированы и ещё подобные встречи до полёта. Как специалистов я оцениваю их очень высоко. Знающие, умелые, хорошо подготовленные физически. Мы уверены в наших американских коллегах. Думаю, что полёт будет выполнен так, как этого ждут на Земле.

– Вы были в нашем городе. Понравился ли он вам?

– Да, мне понравился Киров и кировчане – простые, радушные, гостеприимные люди. Кроме того, я был ещё в Кирово-Чепецке, городе славных спортивных традиций. Признаться, я сначала предполагал, что здесь расположена спортивная база спорткомитета СССР. Оказалось, нет, это база местного спортклуба «Олимпия». Я, как председатель Всесоюзного совета комплекса ГТО, остался в большом удовлетворении от ведущейся здесь спортивной работы, особенно с детьми. Ребятишки играют в хоккей, под руководством опытных тренеров учатся плавать. Великолепные спортивные сооружения, чуть ли не в каждом дворе – хоккейная коробка. Вообще там редкостные энтузиасты спорта, и пример с Кирово-Чепецка могут брать многие областные центры. Пожалуй, эти впечатления были наиболее яркими во всей моей кировской поездке.

– В издательстве «Молодая гвардия» в 1971 году вышел альбом репродукций ваших картин «Звёздные пути». Был также комплект открыток ваших работ. Над чем вы трудитесь как художник сейчас?

– Над триптихом «Носитель», посвящённым кораблям «Востоку», «Восходу» и предстоящему совместному полету «Союза» – «Аполлона». Пишу ещё пейзажи окрестностей Звёздного городка. Вообще-то для творчества времени очень мало. Однако на будущий год в Звёздном городке запланирована моя выставка, где будут представлены и пейзажи, и космос.

– Ваши пожелания кировчанам.

– В год 600-летия я желаю всем жителям г. Кирова и области большого, полного счастья. А городу – расти, молодеть и крепнуть.