Главная > Интервью > Анатолий Карпов: «В шахматах мы упустили два поколения игроков»

Анатолий Карпов: «В шахматах мы упустили два поколения игроков»

О чём говорил в Кирове легендарный шахматист.

В городе Кирове открылось Вятское отделение международной школы шахмат имени многократного чемпиона мира Анатолия Карпова. Для участия в торжественном событии на Вятку прибыл сам гроссмейстер. Помимо церемонии открытия, Анатолий Евгеньевич нашёл время на сеанс одновременной игры с кировчанами и ответы на вопросы аудитории ВятГУ.

– С чем у вас связаны город Киров и Кировская область?

– Знаете, Киров для меня – город особый. Потому что это один из немногих российских областных центров, где я не был никогда. До сегодняшнего дня таких городов было пять. Теперь осталось четыре. Как ни странно, я никогда не был в Архангельске, славящемся большими шахматными традициями, а также на самом востоке нашей страны.

– Что можете сказать о популярности шахмат? Она возвращается?

– Я бы сказал, что шахматы обретают новое дыхание, новую скорость. Так, процесс включения шахмат в школьную программу происходит по всему миру. И Россия не остаётся в стороне. Во многих областях шахматы по решению губернаторов и региональных правительств уже вошли в школьную программу 16-17 областей.

– С какого возраста детям стоит начинать заниматься шахматами?

– Не так давно в Тюмени в нашу шахматную школу мы начали принимать детей с четырёхлетнего возраста. Раньше работали только с пяти– и шестилетними ребятами.

Скажу так: как только ребёнок начинает проявлять интерес к компьютерам и компьютерным играм, тогда и можно садиться за шахматную доску. Лично я научился играть в четыре с половиной года, наблюдая за поединками своего отца. Он был хорошим шахматистом, хотя никогда не участвовал в крупных состязаниях. Я просто сидел рядом и наблюдал, запоминая правила. Так что, к тому моменту, когда отец согласился взяться за моё обучение, я знал практически всё, за исключением рокировки и взятия на проходе.

– Что помогло вам в изучении игры?

– Так получилось, что мой интерес к шахматам совпал с большой популярностью этого вида спорта в Советском Союзе. Именно тогда, в 1950-е, к званию чемпиона шёл выдающийся шахматист Михаил Таль. Я попал в волну того времени: в шахматы играли многие друзья и просто люди на скамейках во всех дворах…

– Вы ученик легендарного шахматиста Михаила Ботвинника. Можете назвать главный урок, который он вам дал?

– У Ботвиника я научился тому, что шахматы – это не только спорт, но и работа. Кроме того, Ботвинник настроил меня на то, что успех в шахматах не может прийти к болезненным людям. Умственная деятельность требует большой энергии. Сконцентрироваться на процессе в течение 5-6 часов невозможно, если нет здоровья.

В детстве я был довольно слабым ребёнком, но в 11 лет одновременно с шахматами начал заниматься и лыжами. Мне сейчас 68, могу сказать, что за последние 57 лет я лишь однажды лежал в больнице.

Физическая подготовка всегда входила в мой ежедневный план занятий: и когда я готовился к чемпионатам мира, и в перерывах между ними. По два часа в сутки – с утра и перед ужином. В программу входят и плавание, и теннис, и лыжи, и немножко баскетбол. Бегом я занимался с неохотой.

– Советская и российская шахматная школа сильно пострадала в 1990-е?

– Конечно, перестройка пришла не только в экономическую, но и в общественную, и спортивную жизнь. Мы много чего потеряли. При Горбачёве вообще стала разваливаться вся спортивная система в нашей стране. О том, что мы наделали, многие стали понимать лишь спустя 20 лет. И оказалось, что разрушить легко, а вот создать заново сложно. Кроме того, мы упустили два поколения игроков и мировое лидерство.

Кстати, с распадом СССР потеряли мы и игроков из других республик. Сильные шахматисты были на Украине, в Армении, Азербайджане, Грузии, Латвии. Сейчас, на удивление, активно развиваются шахматы в Узбекистане и Казахстане. Когда развалился Советский Союз, мужская киргизская команда неожиданно стала чемпионом среди мужчин в командном зачёте среди азиатских стран. Они обошли Китай, Индию, Индонезию, Филиппины. Это было открытие. Никто о Киргизии до этого не знал и не слышал.

– Жалко, что первые лица страны не были поклонниками шахмат. Если бы Ельцин увлекался шахматными поединками, то внимание уделяли бы не только большому теннису…

– Кстати, объективности ради, скажу: Ельцин увлекался не только теннисом. В годы его руководства Свердловской областью был построен первый в столице Урала городской двухэтажный шахматный клуб. И это было событие, ведь до его решения шахматный клуб в большом городе был только на Уралмашзаводе.

– Кого из своих соперников, оглядываясь назад, может назвать самым непростым?

– Я начал бороться за титул чемпиона мира в 1973 году, а в последний раз стал его обладателем в 1998 году. Это огромный отрезок времени. И соперники за эти годы были совершенно разные. Сначала Фишер, потом Корчной, затем Каспаров. Последний соперник совсем недавно был чемпионом мира – Вишванатан Аннанд. С ним связаны многие драматические поединки, детали каждого из которых я хорошо помню и сейчас.