Главная > Без рубрики > Выбор редакции > «Бессмертный полк «КП»: акция газеты продолжается

«Бессмертный полк «КП»: акция газеты продолжается

Читатели газеты откликнулись на наш призыв присылать в газету фотографии своих родных – участников Великой Отечественной войны.

К 73-й годовщине Великой Победы «Кировская правда» начала акцию «Бессмертный полк «КП», благодаря которой наши читатели могут рассказать о своих героях – участниках Великой Отечественной войны.

Для этого достаточно прислать в редакцию фотографии своих родственников, сопроводив их небольшой историей. Письма ждём по адресу: 610000, город Киров, улица Спасская, 47. А лучше (и наверняка удобнее для читателей) – на электронную почту «КП»: pravdakirova@yandex.ru.

Фотографии и истории мы будем публиковать не только до 9 Мая, но и после праздника. Газета с публикацией займёт достойное место в вашем домашнем архиве, а землякам расскажет о дорогих вам людях.

Снайпер Галушкин: стрелять так стрелять!

75 лет назад, в апреле 1943 года, командующий Юго-Западным фронтом Р. Я. Малиновский распорядился представить снайпера Николая Галушкина к званию Героя Советского Союза и лично вручил ему именную снайперскую винтовку под номером 3947.

На фронт вятский киномеханик Галушкин попал в сорок втором году. Он воевал в составе 49-го стрелкового полка 50-й стрелковой дивизии 33-го стрелкового корпуса 8-й гвардейской армии.

Если это уместно про войну, то на ней Галушкин «нашёл себя» – сказались юношеские навыки в стрелковом спорте. Имя снайпера из Вятки стало быстро известно на Юго-Западном фронте. За его голову фашистское командование обещало огромные вознаграждения. «Снайпер, который не промахивается» – со страхом сообщали о Галушкине вражеские листовки. И это было правдой. На личном счету Николая к концу войны значилось 418 истреблённых гитлеровцев (лишь четырнадцати снайперам в годы Великой Отечественной удалось превзойти этот результат!). Во время одного из боёв наш земляк и его товарищ Тарас Саджая взяли в плен вражеский танк с полным экипажем. Несколько раз снайпер был ранен, но, подлечившись, всегда возвращался в строй.

Награды тоже не обходили его стороной. К орденам Славы 3-й степени, Ленина, Отечественной войны 1-й степени прибавились многочисленные медали, в том числе – «За отвагу». А вот с присвоением звания Героя Советского Союза несколько раз получались накладки. Командование неоднократно подавало соответствующие документы, но по разным причинам удача каждый раз отворачивалась от фронтовика.

В 1995 году, когда страна праздновала 50-летие победы над фашистской Германией, оставшиеся в живых боевые товарищи Галушкина предприняли очередную попытку восстановить справедливость. Инициативу самым активным образом поддержал тогдашний представитель Президента РФ в Кировской области Вениамин Сумароков. Документы попали на рабочий стол Б. Н. Ельцина, и президент, ознакомившись с ними, подписал указ о присвоении Н. И. Галушкину звания Героя России.

В послевоенные годы Николай Иванович жил в Кирово-Чепецке и вёл активный образ жизни. Не раз бывал он и в редакции «Кировской правды», интересно рассказывал про войну. Например, как в январе 1943 года он был вызван в штаб фронта для получения награды – ордена Красного Знамени Монгольской Народной Республики.

Кстати, помимо Галушкина эту награду получил ещё один наш земляк – тогдашний командующий фронтом генерал-полковник И. С. Конев. Так вот, Галушкин рассказывал:

– После вручения ордена Конев попросил меня задержаться. Поинтересовался, откуда я и где научился так ловко стрелять. Сказал, что узнаёт вятский характер, и предложил мне поехать в военное училище, чтобы я приобрёл командирские способности. А я отказываюсь, говорю, что уже учусь. В академии. Конев удивился: «В какой-такой академии?» Да в той, говорю, где Родину защищают, где сражаются мои братья и сёстры. Конев меня похвалил. А потом, когда я в часть свою с монгольским орденом вернулся, узнал, что командующий фронтом присвоил мне, минуя пять ступенек, воинское звание младшего лейтенанта. Так я из рядовых сразу стал офицером.

Не стало Николая Ивановича в мае 2007 года. Вопреки законам жанра именная винтовка под номером 3947, к счастью, по своему основному назначению не востребована. Она уже много лет – экспонат Кировского краеведческого музея.