Главная > Без рубрики > Выбор редакции > Благородное собрание: всё балы да обеды…

Благородное собрание: всё балы да обеды…

В пору моего далекого детства, в шестидесятые годы прошлого века, краеведческий музей в областном центре размещался на северной стороне улицы Спасской (тогда улицы Дрелевского), а главный вход в него следовал с улицы Ленина.

И цепкая память до сих пор хранит богатую анфиладу комнат со стойкой музейной тишиной и старушками-смотрительницами на пристенных стульчиках, а из всех представленных экспонатов влекущий каждого любопытного мальчишку сильнее любого магнита самый взаправдашний пулемёт Максим, призывно поблёскивающий поцарапанным защитным бронещитом. А ещё памятен вознесённый над овалом здания, над скосом железной крыши многолетний строгий наказ: «Граждане! Соблюдайте правила уличного движения!»
Половина этого здания (а именно – «музейная» его часть, вторая и ныне действующая заняты под театр на Спасской) – сегодня под капитальным ремонтом. Это и понятно, строению более двухсот лет, а всё, как известно, имеет свойство ветшать, сыпаться и разрушаться.

Спасская, 17… Проследим же богатую на события житейскую историю этого каменного дома, заложенного еще в начале XIX века известным на Вятке купцом Петром Григорьевичем Аршауловым, используя картотеку инженера-строителя Анатолия Гавриловича Тинского.

Место для карт и танцев

В памятный для России год наполеоновского нашествия исполняющий должность губернского архитектора Анисимов по делу об отводе места П.Г. Аршаулову для дома и 30 под ним лавок замечал, что от 35 просимых Аршауловым сажен по Спасской улице надо убрать 3 сажени «для удобнейшего проезда со стороны выстроенных уже купцами каменных лавок». А на угловом месте, которое просит Аршаулов, «предположено строить каменные лавки, а если градское общество по времени согласится при них строить и дома, то занять могут за теми лавками означенное… место». Проще говоря, препятствий для отвода купцу Аршаулову земли для строительства архитектор не усмотрел. Да иначе, пожалуй, и быть не могло, потому что городовой план уже предполагал здесь торговую площадь.

Пару лет спустя каменный плановый дом уже был возведён, оценивался в 15 тысяч рублей и сдавался внаём. Вот только благоустройством прилегающей территории домовладелец, по всей видимости, не особо озаботился. Не случайно 21 июня 1823 г. градская полиция рапортует губернскому правлению: на нижнем рынке по Спасской улице против каменных лавок наследников купца Петра Аршаулова мостовой совсем не имеется. («А хоть и есть таковая, но не на улице, а близ самих лавок, и то в самом невыгодном и даже безобразном виде, и не иначе назвать можно, как только валяющимися гнилыми бревнами; не выровнена также земля…»). На сии неисправности наследники «отзывались» тем обстоятельством, что их имением распоряжаются опекуны, назначенные сиротским судом.

Как бы то ни было, в 1826 году рукописный журнал П. Яковлева «Хлыновский наблюдатель» сообщал, что «этот прекраснейший новый дом» нанят для клуба – благородного собрания.

Известный вятский писатель Евгений Петряев в своих записках замечал: «Клуб открылся 20 ноября 1826 года. На открытии присутствовал весь цвет губернии. Был и Яковлев – известный литератор, знакомый Пушкина, Дельвига, Баратынского и других знаменитых писателей. Клуб действовал два раза в неделю: в среду только для мужчин (играли в бостон), в воскресенье съезжались «лучшие семейства» для карт и танцев. Изредка ставились любительские спектакли с благотворительной целью. Здесь же 6 (18) декабря 1837 года в связи с открытием Вятской публичной библиотеки Герцен произнёс свою знаменитую речь – подлинный гимн книге и просвещению…»

В середине тридцатых годов двухэтажный корпус «с жилыми покоями над лавками» принадлежит уже купчихе и почётной гражданке Елене Павловне Репиной. И когда на Вятку пожаловал наследник престола цесаревич Александр Николаевич (будущий царь Александр II), именно в зале благородного собрания готовился для Его Императорского Высочества от городского общества бал, под непосредственным распоряжением городского головы Михайло Рязанцева.

В сороковые некий Александр Хомзе, гражданин города Белостока, объявляет об открытии в доме купчихи Репиной по Спасской улице, при номерах, гостиницы под фирмою HOTEL de NORD. А 1 декабря 1851 года 1-й гильдии купец и почётный гражданин Платон Иванович Репин, взяв подряд поставить экспедиции губернского правления «разного рода тряпья», представил «в обеспечение принадлежавший ему с братом Степаном каменный дом…на углу Спасской и Вознесенской ул., оценённый по шестилетней сложности годового дохода в 16 т.р. серебром…»

Даешь театр!

Практически в это же время угловой дом на Спасской начинают обживать служители театральных подмостков.
Так, исполняющий должность вятского полицеймейстера рапортом от 9 ноября 1851 года сообщал в губернскую строительную и дорожную комиссию, что «содержатель труппы актеров Борщевский для представлений своих нанял каменный дом вятского почётного гражданина Степана Репина и сделал в оном перестройки, которые, по отзыву подрядчика Лихачева, будут кончены через три дня», и просил освидетельствовать строительные работы вместе с приставом. Освидетельствование было оперативно исполнено, и архитекторский помощник Андреев, сделавший заключение по усилению балкона, доносил: «Во-первых, считаю необходимым для прочности и придания неизменяемой системы всему партеру употребить железные связи, состоящие в скобах, лапах и наугольниках; во-вторых, нижняя поперечная полоса, стягивающая две продольные стены театрального зала, по-моему, совершенно лишняя, потому что по совершенной (округлости) этого здания очень достаточно и одной верхней полосы для связи продольных стен и при том нет никаких причин, которые бы могли содействовать разрушению этих стен, между тем как при теперешнем обстоятельстве теряется самое лучшее место для (повешения) люстры…»

Правила благородного собрания

На 2 февраля 1850 года приходится новое открытие в Вятке благородного собрания, которое в минувшее десятилетие практически приостановило свою работу. Причём на сей раз министром внутренних дел были даже утверждены для него специальные «Правила», в которых целью учреждения собрания провозглашалось «составление общества для приятного препровождения времени в позволенных играх, чтении газет, журналов и всяких периодических изданий». При этом почётным попечителем собрания являлся непосредственно губернатор.

Историк Шарабаров замечает, что Вятское благородное собрание являлось общественной организацией, существовавшей на собственные средства, в связи с чем большое внимание в «Правилах» уделялось именно финансовой стороне. Члены клуба вносили ежегодный взнос в сумме 10 руб., после чего для них и членов их семей вход был бесплатным. Гости-мужчины вносили 50 коп., с дам плата не взималась. Возмездными были и некоторые азартные игры: две колоды карт первого разбора для виста и бостона оплачивались по 1 руб. 70 коп., а для пикета и преферанса – по 1 руб. 60 коп., определённую плату устанавливали и за игру в бильярд.
Особо оговаривалось то обстоятельство, что если «кто из посетителей изломает что-либо из мебели, посуды или других вещей, то обязан за причинённый убыток заплатить немедленно и в этом никак отказываться не может». Немедленной оплате также подлежали счета из буфета и карточные долги.

Кстати ассортимент предлагаемых товаров в буфете был довольно широк: «табак, сигары, чай, кофе, шоколад чашками и порциями, водка, закуска, обеды и ужины, пунш, грог, лимонад, зелтцерская вода, ликёры и разного сорта вины рюмками и бутылками, портер, эль и пиво». Все заказы должны были осуществляться через использование колокольчика, имевшегося на каждом столе.

Традиционно вход в собрание для членов и гостей был открыт три раза в неделю: по воскресеньям, вторникам и пятницам с 7 часов вечера до 2 часов ночи. За несоблюдение временного режима полагались серьёзные штрафные санкции (от 25 коп. с удвоением суммы за каждые полчаса задержки»)…

Стоит заметить, что Вятское благородное собрание в 1855–1856 годах неоднократно посещала Наталья Николаевна Пушкина-Ланская, о чём на втором этаже театра на Спасской извещает специальная доска-барельеф.

Хозяин – Яков Прозоров

Доставшийся Платону Репину с братом Степаном от покойной матери купчихи Елены Павловны Репиной дом при нижней торговой площади на углу Спасской и Вознесенской улиц в январе 1855 г. «был подвергнут публичной продаже»… и на последнем торге куплен за 12 800 руб. купцом 1-й гильдии Яковом Алексеевичем Прозоровым. При доме также имелось два каретника, одна конюшня, два деревянных амбара. Место по Спасской – 33 1/2 сажен, по Вознесенской – 22 сажен, всего 726 кв. с.

В начале шестидесятых в доме Прозорова открыт книжный и полотняный магазины Ивана Дубровина, магазин Шуравиной (обувь, ковры, чемоданы), чуть позже поместилась кондитерская Силина.
В 1872 году в доме работают трактир и гостиница 2-й гильдии купца Григория Андрианова Иванова, трактир Зерновой (в 1-м этаже, «под театром»), а к концу семидесятых, кроме магазинов, размещаются сразу несколько питейных заведений: трактиры купца Петра Савинцева и купца Петра Поздеева, а также мещанина Александра Либермана.

В 1881 году Яков Алексеевич Прозоров пожертвовал весь свой огромный дом на нижней торговой площади благотворительному обществу. Вернее сказать – «целый квартал (со всех четырёх сторон) домов и лавок, из них главный дом на Спасской улице, где помещается общественное собрание, в нижнем же этаже семь магазинов».

Благотворительное общество и дальше продолжит сдавать дом в оброчное содержание: верхний этаж – под номера или торговое заведение, нижний – под магазины. Здесь по-прежнему размещались и три трактира.

После революции – музей

Практически сразу после революции каменный дом, принадлежавший благотворительному обществу, вместе со службами (три каменных корпуса с тесовой пристройкой) был муниципализирован и как коммунальное владение передан под клуб Губкомпома (верхний этаж), под торговые помещения (нижний этаж) и под клуб (отдельный каменный дом).

В мае 1918-го здесь разместился отряд латышских стрелков (150 чел.) во главе с В.М. Азиным, направленный в Вятку для борьбы с контрреволюцией. (Полвека спустя на фасаде установят мемориальную доску, напоминающую о том памятном событии).

В 1934 году в этом доме размещено управление Губмузеев, а чуть позже президиум горсовета закрепил за музеем целый ряд комнат на первом (числом пять) и втором (общим числом двадцать три) этажах в доме № 17 по ул. Дрелевского… В 1938 году соседом музейщиков на долгие годы стал театр юного зрителя.

Остаётся добавить, что краеведческий музей в начале нового века переехал на четную сторону Спасской улицы, а театр, сохраняя прежнюю прописку, поменял название – теперь это любимый кировчанами Театр на Спасской.