Главная > Без рубрики > Выбор редакции > Валерий Фокин: «Святое имя родины моей вело меня сыновьим чувством долга…»

Валерий Фокин: «Святое имя родины моей вело меня сыновьим чувством долга…»

В первый день Нового года замечательному поэту, известному вятскому журналисту Валерию Фокину исполняется 70 лет. Накануне славной юбилейной даты мы попросили Валерия Геннадьевича ответить на вопросы традиционной анкеты.

1. Возраст.

Нежданные 70 лет – под новогодний салют.

Состарился, не повзрослев и не устав от жизни.

«В замызганной коробке спичек
Две-три ещё бренчат пока…
Пришла пора любить медичек,
Чтоб дотянуть до сорока».
Так я писал когда-то в тридцать.
Хоть был и дерзок, и раним,
не поддержал дурных традиций –
взял и не умер молодым.
И вот – не в бронзе, не в граните,
А сыт и пьян, судьбе назло.
Не получилось – извините,
а может, просто повезло…»

2. Родители.

Я родился в вятском селе Пищалье в семье недавно вернувшегося домой фронтовика, назначенного директором детского дома, и учительницы-воспитательницы этого же сиротского учреждения детей войны.

Мать – Алевтина Леонидовна так и проработала всю жизнь учителем начальных классов и домоводства. А отец – Геннадий Тимофеевич Фокин, внёс свой вклад в историю журналистского дела нашей области и как редактор «Кировской правды», и как председатель Кировского областного комитета по телевидению и радиовещанию.

А для меня – просто мои мама и папа: при других и я бы был другим.

3. Образование.

Историческое отделение истфилфака Кировского пединститута в 1970-м и Высшие литературные курсы при Литературном институте имени А.М.Горького (семинар Юрия Кузнецова) в 1991-м.

4. Послужной список.

Слишком длинён! При оформлении пенсии выяснилось, что ни на одном месте свыше пяти лет не проработал. Может, потому, что не позволял себя унижать, а себе – унижаться. Работал не из-за денег и власти, а там и тогда, где и когда было интересно самому. Основное, конечно, журналистика: от стажёра «Комсомольского племени» в 1970-м и замредактора областных газет («Комсомольское племя», «Наш вариант», «Вятский наблюдатель», «ИзВестник») и журнала «Деловая Вятка» до пресс-секретаря губернатора В.Н. Сергеенкова. Но всё же главное в моём послужном списке – мои книги.

5. Знак зодиака.

Козерог. Никакими гороскопами не заморачиваюсь. Однако «козероговских» черт характера во мне с избытком – упрямство в достижении своей цели, стремление к победе и в то же время умение довольствоваться малым. Кроме такой, пожалуй: никогда молча не глотал обид. Что изрядно осложняло мне жизнь прямо с детского садика.

6. Самое памятное воспоминание детства.

Смерть Сталина… Раннее хмурое утро. Гнетущее ощущение общей беды. Впечатления, ещё неосмысленные, но яркие в самых мелких деталях. Таких, как острые хвоинки еловых лапок, больно колющие пальцы, когда мы в детском садике пытаемся помогать взрослым делать траурные гирлянды. Боль от этих иголок слилась со звучащей на полную мощь репродуктора скорбной музыкой. И впечаталась в подсознание на всю оставшуюся жизнь.

7. Самое недавнее достижение.

Включение меня в состав Общественного совета главного журнала писателей России «Наш современник». Испытываю неловкость, видя свою фамилию в списке, открываемом Юрием Бондаревым, рядом с Альбертом Лихановым и Владимиром Крупиным, Захаром Прилепиным и Сергеем Шаргуновым, да и проректором ВЛК времён моей учёбы Валентином Сорокиным. Укрепляет дух то, что пришёл на смену бывшим до меня в разные годы в этом совете моим коллегам Владимиру Ситникову и Светлане Сырневой.

8. Самая недавняя потеря.

Увы, чем старше, тем их больше. Но особенно тяжко и печально мне сейчас без моих старших товарищей по жизни и литературе Павла Маракулина и Анатолия Быстрова.

9. Самый ценный совет, который вы получили в своей жизни.

Его впоследствии наиболее кратко сформулировал генерал Лебедь, с которым мне на протяжении нескольких лет посчастливилось лично общаться: «Упал – отжался!» Именно так я возвращался в жизнь после аварии с катером на лесном участке реки Вятки под Разбойным Бором 6 июня 2014 года, когда был чудом спасён, пережил несколько операций и стал инвалидом.

10. Какую цель вы ставите в своём нынешнем положении?

Успеть перевести свои разрозненные черновики в большую прозу.

11. Собственником чего вы являетесь?

Двухкомнатной квартиры. Домик в деревне – братов. А единственное транспортное средство, деревянная лодка, оставлено «из-за невозможности дальнейшей эксплуатации» – покалеченная негнущаяся нога не вписывается.

12. Политическая ориентация.

Русский тире вятский патриот вне партий.

13. Семейное положение.

После ранней женитьбы и развода через «семь роковых лет», уже «сказочные» тридцать лет и три года живу с «боевой подругой» Галиной Михайловной. Только благодаря ей и дотянул до этого немыслимого своего юбилея. Именно она
все беды, невзгоды
и весь мой бедлам
делила все годы
со мной пополам,
и всё поневоле
стерпела, любя,
и часть моей боли
взяла на себя…

14. Работа, о которой мечтали.

Журналистика, которой я и отдал лучшие годы. Так что сам воплотил мечту в жизнь.

15. Ощущение, которое хотелось бы избежать.

Безнадёжность.

16. Ощущение, которое хотелось бы испытать.

Невесомость.

17. Влияние кого из современников вы испытали в наибольшей степени?

Гения русской поэзии на грани двух тысячелетий Юрия Кузнецова. Моего пожизненного Учителя. Который подвёл итог моей двухлетней учёбы в его поэтическом семинаре так: «Валерий Фокин – выразитель очень современной и так необходимой сейчас патриотической позиции. Он показывает общественное, в том числе и массовое сознание на разломе. Он поэт действия, не рефлексирует, не занимается самокопанием, кружевами. Хватит уже рефлексировать в русской поэзии. Захотел орёл взлететь – он взлетает, потому что это ему нужно. Мне эти тенденции Фокина глубоко симпатичны…»

18. Любимое время года.

Бабье лето. Но те дни, что вслед за ним, вызывают уже настоящую тоску-кручину:

А беспрерывный дождь уже несносен,
Как будто небо обложили данью.
Я так люблю
и ненавижу осень
За то, что это время увяданья.
Уже пожухло всё и пожелтело.
Печальны крики журавлей над яром.
Я не хочу, чтоб увядало тело,
Я ненавижу становиться старым…

19. Историческая личность, которая вас особенно интересует.

Иосиф Сталин – настолько его роль не поддаётся простым объяснениям в спектре от любви до ненависти. Что отнюдь не повод назвать меня «сталинистом». Ещё в самом первом году из «лихих девяностых» в столичном журнале «Согласие» в моей поэтической подборке были и такие строки:

Проклинаю навеки великих и мелких тиранов,
задыхаясь от стужи июньским сияющим днем, —
это, душу садня, репетирует хор ветеранов:
«Выпьем за Родину,
выпьем за Сталина,
выпьем и снова нальём…»

20. Любимый праздник.

Новый год и день рождения, поскольку они совпадают.

21. Любимая песня.

«Последний бой» Михаила Ножкина, которую мне довелось подпевать самому автору и без которой не обходятся у меня ни одни дружеские посиделки.

22. Ваш девиз, которого придерживаетесь в жизни.

«Жизнь научит смеяться сквозь слёзы».

23. Рост, вес.

Рост 185 см, а вот вес уже, мягко говоря, несколько за сто. Поскольку после инвалидности почти не выхожу зимой на костылях из городской квартиры на пятом этаже без лифта.

24. Любимый цвет рубашки.

Под цвет моих глаз – голубых, но уже изрядно выцветших.

25.Любимое блюдо.

Отварная молодая картошка с малосольным огурчиком и укропчиком прямо с грядки.

26. Самый дорогой вам автограф из домашнего архива.

Их много: от местных начинающих авторов, которым я как-то помог, и
товарищей-соратников до моих поэтических наставников Юрия Кузнецова, Николая Старшинова, Виктора Бокова, Владимира Кострова… Но особо сжимается сердце, когда перечитываю слова гармониста всея Руси Геннадия Заволокина: «Валерий! Спасибо за «Истобенский плёс». Это – настоящее! Мы – души родственные. Всегда рад встрече. Г. Заволокин».

27. Любимое место отдыха.

И отдыха, и остающейся жизни – деревенская изба в бывшем леспромхозовском посёлке Разбойный Бор, куда с радостью уезжаю в конце апреля и откуда с грустью и неохотой возвращаюсь в город в начале октября. А в самом Разбойном, конечно же, река моей жизни – Вятка. Вопреки всему я к ней вернулся:

Сквозь жизнь мою протянутая нить:
Она – моя любовь,
моя услада,
Она – одна,
и мне другой не надо —
Никто её не в силах заменить.
Я буду с ней, покуда хватит сил,
Как жаль, что их осталось слишком мало.
Как я ни разу ей не изменил,
Так и она меня не предавала.
Святое имя родины моей,
Вело меня сыновьим чувством долга:
Всю жизнь свою я плыл и плыл по ней…
И доплыву… Сейчас уже не долго…

28. Домашние животные.

Сейчас, к сожалению, нет. Но жива память о первой и последней моей собаке, по кличке которой легко определить и то время: «Спутник».

29. Любимое спортивное занятие.

Хотя это не спорт, а зов души – рыбалка с раннего дошкольного детства. Любительский футбол в школьные и юношеские годы.

В приложении к военному билету зафиксированы первые мужские разряды по лыжам и по стрельбе. Сейчас уже осталась одна рыбалка. Приходится добираться до места ловли на костылях, но тем слаще пойманная рыба. И радостнее каждый миг на реке с поплавочной удочкой или спиннингом.

30. Любимый фильм.

«Андрей Рублёв» Тарковского и «Калина красная» Шукшина.

31. Книга, которую вы сейчас читаете?

Порчу глаза – читаю много электронных книг, которые не имел возможности прочитать «живьём». Но откладываю всё, когда друзья приносят свои новые книги. Сейчас неспешно читаю, увы, посмертную книгу «Я родился на заре…» патриарха нашей журналистики Юрия Авдеева, с которым мы в мои пресс-секретарские годы изрядно по области поколесили. Так близки мне в моём «костыльном положении» его строки, вынесенные на оборотную сторону обложки: «Я спотыкаюсь, но иду. Авось, ещё не кончен бал!»

32. Допустим, вы могли бы получить свой портрет от любого, самого знаменитого художника. Кого бы вы выбрали?

У меня есть стих, обращённый к нашему известному вятскому художнику Сергею Горбачёву:

Видишь сам, со мною рядом нет
близкого по духу мне поэта:
напиши, Серёжа, мой портрет —
так мне одиноко без портрета.

Но это только шутка. А фотопортрет работы другого Сергея (светлая память!) Кузнецова, висевший в портретной галерее нашего драмтеатра в бытность мою завлитом, уже свыше двух десятков лет постоянная фотография ко всем моим стихотворным публикациям в «Нашем современнике».

33. Что цените в мужчинах?

Надёжность.

34. Что цените в женщинах?

Естественность.

35. Самый памятный подарок, который вы получили в своей жизни.

Айпад-планшет, принесённый в травмбольницу, куда я попал с перебитой винтом катера ногой и лежал первое время, не вставая с койки. Простите тавтологию, но подарок подарил мне новую реальность, не только виртуальную. Бывших журналистов не бывает, даже если им негде работать. И, запоздало, но самостоятельно (времени хватало) освоив компьютерные азы, я начал вести авторскую страницу в Фейсбуке, как свою личную газету (а может, и журнал?!) и наконец-то дорос из вечных замов до полноправного редактора. Сейчас у страницы (основа которой «фотостихи» – художественные снимки моего младшего брата Анатолия и старшего сына Олега с моими рифмованными текстами) сотни френдов из разных регионов России и других стран, для которых я стал (определение одного из них) «поэтическим полпредом Вятки».

36. Любимый цветок.

Любой полевой-луговой-лесной не сорванный.

37. Ваше любимое место в Вятке.

Поскольку я просто физически не могу без реки (мне в городе необходимо хотя бы видеть её), то это набережная Вятки, ротонда Александровского сада, старый и новый мосты. Хотя, конечно, в вятской глубинке общение с рекой моей жизни куда конкретнее и радостнее.

38. Вы верите в приметы?

Нет.

39. Ваше отношение к религии.

Меня бабушка Лукерья Степановна окрестила в младенчестве тайком от родителей, а после переезда семьи в 1959 году из районного центра Оричи в областной даже водила несколько раз в ещё не взорванную Феодоровскую церковь.

Стыдно вспоминать, как я относился к этому в пионерско-комсомольские годы.

Но собственные жизненные испытания и страдания изменили меня, повернули к вере. Поскольку я многогрешный, но кающийся, мне ближе так называемое «деревенское православие» моих дальних предков, искренней душой принявших веру православную, но и сохранивших родовую память своих ещё более далёких предков – древних славян.

40. Любимый цвет.

Постоянно меняющийся цвет неба над родной землёй и водой.

41. Как вы относитесь к мнению, что человек, родившийся в этом веке, возможно, будет жить 200-300 лет?

Главное, чтоб он оставался человеком, ценящим каждый миг своей и чужой жизни. А на пенсию можно и в 220 лет.

42. Ваше пожелание себе.

Наверно, было всё не зря,
Что выстрадано мною.
И встанет новая заря
Над вятскою страною.
Пусть заживёт она без мук
своей красивой сказкой.
И скажет вслед мне гордо внук:
«Дедуль, я тоже – вятский!»

43. Ваше пожелание миру.

Самое простое – памятное моему поколению с первомайских лозунгов и ставшее ещё более жизненно актуальным сегодня: «Миру – мир!»