Главная > Новости > Выгодно ли быть тунеядцем на Вятке?

Выгодно ли быть тунеядцем на Вятке?

Безработный. Это слово «прописалось» в российской действительности после развала СССР. Сегодня, по данным статистики за январь 2017 года, в России 4 миллиона 228 тысяч безработных, и в ближайшее время, по прогнозам Международной организации труда, цифра вряд ли существенно изменится. В Кировской области на учёте в региональном управлении Государственной службы занятости по итогам 2016 года стояло почти 9000 человек.

Но всё это сухие цифры, которыми любят жонглировать эксперты и аналитики. Однако за каждой единицей — конкретные люди с непростыми судьбами. Так кто же они – современные безработные? Тунеядцы или жертвы сложившейся системы?

Резервная армия труда

Существование резервной армии труда – данность, от которой не отмахнёшься. Чем быстрее совершенствуются производственные процессы и развивается техника, тем стремительнее происходит высвобождение наёмных работников, а значит, и рост армии безработных.

Существенный вклад вносят и экономические кризисы, когда предприятия вынуждены снижать затраты путём сокращения работников либо введения неполной трудовой занятости. И здесь за примерами далеко ходить не надо. По данным Кировстата, в IV квартале 2016 года в Приволжском федеральном округе отмечено превышение количества выбывших работников списочного состава над числом принятых. В Кировской области уволенных оказалось больше на 4,8%, чем нашедших работу. Единственный субъект ПФО, где такая динамика имела положительный тренд, – Республика Марий Эл. Там количество трудоустроенных было выше на 1,5%. В целом же, как отмечает статистика, за последние три месяца 2016 года из организаций нашего региона выбыло по различным причинам 18,6 тысячи человек, или 6,4% от списочной численности персонала.

Впрочем, развитие техники и кризисы – не единственные причины, которые влияют на рост безработицы. В современных условиях работодатели для повышения рентабельности производства, конкурентоспособности продукции, получения максимально возможной прибыли идут на сокращение издержек. Один из путей такого сокращения – минимизация заработной платы. Снижение оплаты труда до уровня, когда человеку едва хватает денег на продукты питания, нередко заканчивается увольнением «по собственному желанию». Возвращаясь к данным статистики за IV квартал 2016 года, таковых было 63% среди всех потерявших работу.

Но не нужно думать, что процессы минимизации оплаты труда происходят только на частных предприятиях. В бюджетной сфере также вынуждены думать об экономии бюджета, а следовательно, урезать зарплаты.

Люди  идут на биржу труда, то есть в Государственную службу занятости населения (ГСЗН), и регистрируются там в качестве безработных.

Горожан больше, чем селян

Понятно, что лишившиеся работы – люди разные. Но давайте попробуем создать усреднённый портрет вятского безработного…

По данным регионального управления ГСЗН, в начале 2017 года мужчины и женщины среди всех стоящих на учёте были примерно в равных пропорциях. Хотя это и удивляет. Так повелось, что российский мужчина – это кормилец семьи, а потому он более активен при поиске работы. Многие из них, оставив одно место работы, даже не пользуются услугами службы занятости для поиска следующего. Об этом же говорят и сотрудники ГСЗН. Но факт есть факт.

Вятский безработный – человек «в самом расцвете сил». По данным на 1 января 2017 года, основной массив людей, стоящих на бирже труда, составили те, кому больше 30 лет и до пенсии ещё далеко. Таковых насчитывается 6200. Тогда как молодёжи в возрасте до 30 лет зарегистрировано всего 1500 человек. Примерно столько же граждан предпенсионного возраста – 1302.

В поисках работы, как правило, находятся жители городов. Согласно данным кировского УГСЗН, безработных горожан больше, чем селян почти в 2,5 раза. Здесь играет роль сложившаяся в последние десятилетия диспропорция, когда жителей городских населённых пунктов в целом значительно больше, чем проживающих в деревнях и селах.

«Ниже плинтуса»

Конечно, Россия не та страна, где выгодно быть безработным. Это не Франция с размером пособия, равным 57,4% от средней заработной платы (и максимальной суммой выплат 6 161 евро в месяц в течение двух лет). У нас всё гораздо скромней. Так, в 2016 году минимальная величина пособия по безработице, установленная правительством РФ, составляла 850 рублей, а максимальная – 4900 рублей. Единственное, что хоть как-то способно «подсластить пилюлю», это то, что в первые три месяца с момента увольнения размер пособия рассчитывается в процентах от величины среднего заработка за последние три месяца работы.

Отсюда и вывод: больше четырёх месяцев людям на бирже стоять невыгодно. И подавляющее количество безработных в Кировской области действительно состоят на учёте не дольше этого срока. Активно занимаются собственным трудоустройством – с помощью службы занятости и «своими силами». И здесь им приходится сталкиваться с суровой правдой жизни: далеко не каждый работодатель готов взять к себе человека «с улицы»…

Как пояснила ведущий инспектор отдела по профориентации и профобучению центра занятости населения г. Кирова Юлия Пересторонина, многие из тех, с кем ей пришлось работать, хотели бы продолжать свою трудовую деятельность в соответствии с ранее приобретёнными знаниями, навыками и умениями. К сожалению, делает вывод специалист, это не всегда удаётся.

– Я работала регистратором в медицинском учреждении, – рассказывает Екатерина, пришедшая на тренинг по социальной адаптации. – Хотелось бы продолжить работу в этой же сфере. После увольнения я сама искала работу. Обращалась даже в частные медицинские центры. В одном из них люди вообще оказались мошенниками. Это я поняла только спустя пару дней. В итоге самостоятельно устроиться не удалось, пришлось обратиться в службу занятости.

Как заметила Юлия Пересторонина, такие неудачные попытки поиска работы не проходят бесследно.

– У меня после ряда неудачных попыток устроиться на работу уверенность в себе упала «ниже плинтуса», – заметила одна из женщин. – Казалось, что я одна такая неудачница и других таких нет.

Чтобы помочь людям в подобных ситуациях, в службе занятости проводят специальные тренинги. Такие, как, например, программа по социальной адаптации «Карьера», которую ведёт Юлия Пересторонина. По её словам, результаты тренингов говорят сами за себя – от 70 до 100% граждан, прошедших через них, смогли вновь найти работу.

Но если с безработными ГСЗН работает, то работодатели предоставлены сами себе. Среди них есть и те, кто живёт по принципу «я начальник, ты дурак». Проявляется  это и в уровне оплаты труда, и в отсутствии социальных гарантий, да и просто в «серых» схемах выплаты заработанного («зарплата в конверте»). И это ещё без учёта того, что такого рода предприниматели безработных и «за людей-то не считают».

Хотя, конечно, так ведут себя далеко не все работодатели. Ведь ГСЗН отслеживает, чтобы при приёме на работу выполнялось российское законодательство в части недопущения дискриминации отдельных категорий граждан.

Специалисты центров занятости обязаны согласовывать с работодателями кандидатуры направляемых на собеседование ищущих работу граждан, – пояснил взаимоотношения с работодателями руководитель областного управления ГСЗН Андрей Нечаев. – Конечно, человеческий фактор всегда присутствует. Но там, где ответственно подходят к подбору работников, выше и качество трудоустройства.

Фото: Виталий Лучинин