Главная > Культура > Вятские слова: дупло

Вятские слова: дупло

В детстве не раз слышал от отца, что он рос, как и его сёстры, в дупле. Это меня очень веселило, так как я воспринимал его рассказы не иначе, как сказочные шутки.

Но времена переменились, и я, уже достаточно повзрослевший, познакомился с крестьянской избой, с предметами быта её обитателей. Один из них заинтересовал меня особо — выдолбленный обрубыш бревна с поперечиной внутри. По захватанности, истёртости дерева аж до блеска, его потемнелости ясно было, что «вещь» эта древняя и некогда активно использовалась. На мой вопрос, что это, получил ответ: дупло. Так я понял — мой отец не фантазировал, а вполне конкретно вспоминал события своего младенческого детства, детства своих младших сестёр.

Дупло имелось в каждой соседской избе, где были малые дети. Оно облегчало жизнь и труд молодой хозяйки. По крайней мере, во второй половине первого года жизни младенца. Как правило, ребёнка усаживали в дупло, как только он начинал держать спинку. В нормальной активной крестьянской семье долго он там не задерживался. Как только становился на ножки, его сменял следующий народившийся малыш — брат или сестра. А если рождались близнецы? Что же, хозяин долбил новое дупло.

***

Дупло — оно и в Африке дупло,

и там, и тут дуплу совсем не рады,

но, если шире посмотреть, оно

приют для белки, для совы отрада.

И даже, говорят, один святой

нашёл в дуплистом древе дом родной.

Так что кому отрада, кому — зло.

Не лыком шито в дереве дупло.

Не помню точно, но давным-давно

какой-то мой далёкий вятский прадед,

распотрошив дуплистое бревно,

отрезав тюльку, в ней сидушку сладил —

оставил от бревна лишь оболонь.

Конечно, не Бог весть что, не гармонь,

но для полусидящего мальца

подарок не из слабых от отца.

Удобно всем в избе и даже модно.

Жена довольна и для дел свободна.

Брат — за сестрёнкой, а сестра — за братом.

В дупле домашнем жизнь пошла накатом.

Хлопочет печь, трещит слегка светец,

уходят друг за другом поколенья…

В таком дупле семейном мой отец

провёл свои «чудесные мгновенья».

Он говорил, грудь выпятив вперёд:

я из дупла и из дупла наш род.

p.s.

А у меня в «мгновенье чудном» брешь —

в мой странный век сменил дупло манеж.

Ну а мои детишки-сосунки

пошли по жизни через ходунки.

У всех свой путь, у всех свои дела,

и мысли нет сказать — я из дупла.

Олег Шатков, писатель.

Рисунок Марины Жигаловой