Главная > Век КП > Вятский губернатор Трепов: «Жить можно. Город сам по себе красивый и люди симпатичные»

Вятский губернатор Трепов: «Жить можно. Город сам по себе красивый и люди симпатичные»

Конец XIX – начало ХХ века было временем бурного развития России, переживавшей небывалый промышленный подъём. Вятский край в полной мере пожинал плоды благодатного времени – в Вятке появилась телефонная связь, прекрасный сквер вокруг Александро-Невского собора, главные улицы покрыли первоклассные мостовые, в губернии возникла обширная сеть школ и просветительных учреждений, была построена первая железная дорога. Многое из этого было достигнуто благодаря генералу Фёдору Фёдоровичу Трепову – главному человеку в губернии в 1894–1896 гг.

Выходец из блестящей семьи

Фёдор Фёдорович Трепов родился 13 мая 1854 года в семье санкт-петербургских дворян. Он был старшим сыном генерал-адъютанта Фёдора Фёдоровича Трепова, петербургского градоначальника, пережившего покушение Веры Засулич.

Ф. Ф. Трепов получил образование в элитном Пажеском Его Императорского Величества корпусе, по окончании которого в 1873 году начал службу корнетом лейб-гвардии Конного полка. В июне-декабре 1877-го принимал участие в кавказской кампании Русско-турецкой войны. За отличие в боях Фёдор Фёдорович был пожалован орденами Святой Анны 3-й степени и Святого Владимира 4-й степени; обе награды были с мечами и бантом, что являлось особым признанием воинских заслуг.

После заключения Сан-Стефанского мирного договора Трепов был командирован в освобожденную Болгарию, где состоял личным секретарем легендарного генерал-адъютанта, князя Александра Михайловича Дондукова-Корсакова. В Софии Фёдор Фёдорович пробыл вплоть до осени 1879-го, оказав деятельное содействие в организации нового управления страной. Признанием заслуг Трепова во время службы на Балканах было последовательное производство его в ротмистры, а затем в майоры и награждение орденом Святого Станислава 2-й степени с мечами.

Вернувшись в Россию, Ф. Ф. Трепов полтора года состоял при временном харьковском генерал-губернаторе Лорис-Меликове, после чего в 1881 году уже подполковником был причислен к Министерству внутренних дел и назначен военным чиновником особых поручений при киевском, подольском и волынском генерал-губернаторе.

Работа в Юго-Западном крае империи была крайне насыщенной и интересной. В этот период Трепов неоднократно удостаивался высочайшей милости: был произведен в полковники, награждён орденами Святой Анны 2-й степени и Святого Владимира 3-й степени. В июне 1890-го Фёдору Фёдоровичу была поручена почётная и ответственная обязанность – заведовать охраной Александра III во время манёвров и высочайшего смотра войск на Волыни. И с этим поручением Трепов с честью справился. В конце августа император «за отлично-усердную службу» пожаловал ему перстень с рубином и брильянтами.

В течение двух с половиной лет, с февраля 1892 года, Ф. Ф. Трепов был вице-губернатором обширной Уральской области. Работа в землях уральского казачьего войска обогатила управленческий опыт Фёдора Фёдоровича, что учитывалось Министерством внутренних дел при последовавшем его назначении.

Приезд в Вятку

11 августа 1894 г. Ф. Ф. Трепов назначается вятским губернатором с производством за отличие в генерал-майоры и оставлением по армейской кавалерии. 12 сентября в 9 часов вечера на пароходе Булычева «Сотрудник» Фёдор Фёдорович с семьей прибыл в губернский город.

С первых же дней приезда новому начальнику губернии пришлось столкнуться с весьма некрасивой картиной действительности – посылкой анонимных доносов, глубоко возмутивших Фёдора Фёдоровича. В объявлении, опубликованном в «Вятских губернских ведомостях», Трепов просил всех желавших поставить его в известность о каких-либо злоупотреблениях и беспорядках подписывать без боязни свои заявления и обещал анонимные письма оставлять без рассмотрения.

Постепенно по городу и губернии разнеслась весть о «доступности генерала», чем вятчане постарались воспользоваться в полной мере: все приходившие к губернатору выслушивались им с большим вниманием, и вскоре производилось быстрое решение поднимаемых вопросов. Подобная доступность нового начальника губернии вызывала и злоупотребления: к Трепову стали являться в качестве просительниц жены чиновников, ходатайствовавшие за своих мужей относительно предоставления им мест или повышения по службе. Это заставило Фёдора Фёдоровича напечатать объявление о том, что никому из чиновников не возбранялось обращаться к нему лично с просьбами, а обращения жён, хлопотавших за мужей, будут оставляться им без удовлетворения и сами просительницы с такими просьбами приниматься не будут.

С первых дней вятского губернаторства Ф. Ф. Трепов принялся за знакомство с городом и поразился его неустройством. В октябре 1894 года он писал: «Устроился я здесь недурно, но зато грязь невылазная, хлопочу об устройстве мостовых. В общем, жить можно, город сам по себе красивый и люди симпатичные. Работы по горло, но это и лучше, скорее проходит время». Следует отметить, что осень 1894 года была очень дождливой, и многие городские улицы стали совершенно непроходимыми. Между тем именно осенью и бывало наибольшее движение, поскольку тогда прибывали товары с Нижегородской ярмарки, а крестьяне везли на рынки продукты свежего урожая. Это побудило Федора Федоровича обратиться в Вятскую городскую управу с предложением приступить к скорейшему замощению улиц. Были ассигнованы деньги (более 20 тыс. руб.). Летом 1895 г. начались масштабные работы по замощению вятских улиц.

В первых числах ноября Трепов выехал из г. Вятки для обозрения губернии. Поездка, длившаяся две недели, дала возможность ознакомиться почти с половиной уездов. По итогам ревизии губернатор составил всеподданнейшую записку, в которой, в частности, отметил, что «народная нравственность в губернии представляется удовлетворительной. Свыше трёхмиллионное население, пёстрое по племенному составу, в громадной массе своей земледельческое, имеет свойственные этому классу черты: трудолюбие, сравнительную строгость и чистоту нравов, простоту образа жизни, скромность потребностей. Основой нравственности служит, как и всюду в империи, уважение к православной вере и уставам церкви, любовь и преданность престолу и Отечеству».

В память об императоре-миротворце

На второй месяц приезда Трепова в Вятскую губернию была получена печальная весть о кончине Александра III. В траурные дни по инициативе Фёдора Фёдоровича среди населения г. Вятки и Вятской губернии была объявлена подписка для приобретения венка на могилу императора. Подписка дала весьма солидную сумму, так что после приобретения ценного венка, возложенного 9 ноября 1894 года, осталось более 2 тыс. руб. На эту сумму было решено устроить сквер вокруг одного из украшений города – Александро-Невского собора – и установить в сквере бюст усопшего царя. Намерение Трепова встретило сочувствие среди владельцев местных чугунолитейных и железоделательных заводов, которые изъявили желание безвозмездно сделать металлическую решетку вокруг предполагаемого сквера. 30 августа 1896 г., в день тезоименитства императора Александра III, произошло торжественное освящение и открытие сквера и памятника императору, ставшими новыми достопримечательностями губернского города.

Благие начинания на пользу края

В декабре 1894 года в г. Вятке стали проводить телефонную сеть для соединения присутственных мест. Данное начинание состоялось исключительно благодаря инициативе Трепова. В сентябрьском письме министру внутренних дел Дурново с ходатайством об устройстве телефона Трепов писал, что «большинство административных учреждений г. Вятки, как-то губернское правление и присутствие, общественное управление, полиция и другие учреждения, отстоят друг от друга на довольно значительном расстоянии, почему быстрая передача каких-либо приказаний или получение справок от одного учреждения, или лица другому, а в особенности от одной полицейской части в другую крайне замедляется».

В первый день 1895 года телефонное сообщение было открыто. Центральная станция помещалась при канцелярии губернатора и связывала между собой квартиру губернатора, губернское правление, губернское присутствие, квартиру вице-губернатора, губернскую земскую управу, губернскую земскую больницу, казенную палату, городскую управу, полицейское управление, пароходную пристань и центральную железнодорожную телефонную станцию. Каждый абонент снабжался шведским телефонным аппаратом Эриксона. Вятка сделала еще один шаг навстречу цивилизации.

3 января 1895 г. Ф. Ф. Трепов выехал в Санкт-Петербург. Данная поездка, совпавшая с одновременным выездом в столицу городской и земской депутаций для принесения поздравлений по случаю восшествия на престол Николая II и бракосочетания их величеств, имела для Вятского края огромное значение. Представителям города и земства было поручено ходатайствовать о скорейшем разрешении вопроса строительства железной дороги. Трепов принимал горячее участие в прошениях депутаций, сам их поддерживал и направлял депутатов к лицам, могущим в том или ином случае оказать им поддержку.

Во время императорского приема, состоявшегося 17 января, члены вятской делегации преподнесли Николаю II хлеб-соль на каповом блюде, выполненном по рисунку губернского архитектора Чарушина. Император просил вятчан «сердечно благодарить граждан г. Вятки от его имени». 21 января в присутствии Трепова, его супруги, почетных граждан г. Вятки Тройницкого и Прозорова, членов вятской депутации и многих вятчан, проживавших в Петербурге, в Петропавловском соборе была отслужена панихида с возложением венка на могилу Александра III.

Совместные усилия начальника губернии и депутатов не остались безуспешными: 4 мая 1895 г. в Вятке была получена телеграмма министра финансов, извещавшая, что Николай II повелел приступить к сооружению железнодорожной линии через губернский город: «Очень рад поздравить вятичей вестью, что Его Величество повелел приступить к сооружению дороги Пермь–Вятка–Котлас. Витте».

19 августа 1895 г. состоялось торжественное освящение начала железнодорожных работ и закладка здания станции Вятка (совр. Киров-Котласский). Долгожданное событие произошло – главный город Вятской губернии превращался в крупную железнодорожную станцию. В отчете о состоянии губернии за 1895 г. Трепов с радостью писал императору: «Для дальнейшего развития торговли и вообще промышленности губернии отчётный год должен быть признан знаменательным. Население обширного края было облагодетельствовано новой Царской милостью – повелением приступить к сооружению железной дороги Пермь-Вятка-Котлас, связующей губернию с Сибирью и Севером России и обещающей в недалеком будущем развитие многочисленных ее промыслов».

Много сил и внимания Ф. Ф. Трепов уделял распространению просвещения на Вятке. 26–27 июля 1895 г. в Вятке проходили заседания чрезвычайного губернского земского собрания. В результате его работы был образован особый фонд имени Николая II в размере 200 тыс. руб. Данные средства направлялись на нужды народного образования и окончательное определение условий, на которых могло быть открыто в губернии среднее сельскохозяйственно-техническое училище.

Оживление общественной жизни во время управления Ф. Ф. Треповым Вятской губернией отмечалось многими вятчанами. Осенью 1895-го в общественном собрании г. Вятки были открыты народные чтения, собравшие в первые полгода существования более семи с половиной тысяч слушателей. Газета «Вятский край» писала, что чтения «ведутся регулярно по воскресным и праздничным дням и привлекают массу слушателей, как из интеллигентского класса жителей, так и из простого люда, лишенного здесь абсолютно всяких разумных и полезных развлечений и проводившего до сих пор свои праздничные досуги главным образом по кабакам и трактирам». Вообще народные чтения с 1895 г. стали заметно распространяться по губернии, будучи сначала открыты по уездным городам, а потом и во многих селах. В феврале-марте 1896 г. общество вятских врачей с разрешения Фёдора Фёдоровича организовало ряд лекций по вопросам гигиены, также имевших большой успех среди вятского общества.

В целом вятский период жизни Трепова был ознаменован открытием в губернском городе целого ряда учреждений: народной публичной земской библиотеки, дома трудолюбия, лечебницы Вятского уездного земства, санатория для слабогрудых детей в с. Филейском и др.

«Нам, военным, галош не полагается»

О Фёдоре Фёдоровиче современники вспоминали, что он ходил постоянно в военной форме при оружии и без галош, несмотря ни на какую погоду зимой и летом. «Нам, военным, галош не полагается», – говорил он. Трепов иногда прогуливался по отдаленным улицам губернского центра и посещал шинки (кабаки, питейные дома). Чтобы его не узнавали горожане, он переодевался и загримировывался. А однажды «в каком-то шинке поднял шум и, будучи не узнан, был взят в полицию, где, раскрыв свою личность, благодарил полицию за правильность действий».

Будучи вятским губернатором, Трепов не раз удостаивался благодарностям и поощрениям самого разного уровня: Николая II, императрицы Александры Федоровны, министра земледелия и государственных имуществ Ермолова, министра финансов Витте. 14 мая 1896 г. вятскому губернатору был пожалован орден Святого Станислава 1-й степени.

Ф. Ф. Трепов возглавлял Вятскую губернию чуть менее двух лет: 9 июля 1896 г. последовало назначение его волынским губернатором с оставлением по армейской кавалерии. По сообщению «Вятских губернских ведомостей» «проводы Вяткой Фёдора Фёдоровича и Елизаветы Сергеевны [Треповых] имели особый задушевный характер». Вопреки обычаю не было ни прощальных обедов, ни балов, так как Треповы категорически отказались от них. В последние дни перед отъездом они совершили прощальные визиты и посетили находившиеся в их ведении благотворительные учреждения.

18 июля 1896 г. Вятская городская дума собралась на экстренное заседание с повесткой из одного вопроса: об отъезде Ф. Ф. Трепова из Вятки. Гласные думы, отметив многочисленные заслуги Фёдора Фёдоровича в деле развития губернского центра, единогласно постановили: «Поднести его превосходительству, Фёдору Фёдоровичу Трепову звание почётного гражданина города Вятки и поручить городской управе возбудить в установленном порядке ходатайство по этому поводу».

22 августа того же года Николай II утвердил Трепова в новом звании. Бархатная книга почетных граждан г. Вятки обогатилась еще одним именем.

На службе России

В последовавшие после вятского губернаторства 20 лет службы Ф. Ф. Трепов вписал себя золотыми буквами в историю России. По окончании двухлетнего пребывания в Житомире (в июне 1898 года он стал почетным гражданином этого города), в 1898-м назначается киевским губернатором, с 1903-го – сенатором, а с ноября 1905-го – членом Государственного Совета.

Во время Русско-японской войны 1904–1905 годов генерал-лейтенант Трепов стал главным начальником санитарной части действующей армии, за самоотверженную работу на передовой был награжден золотой шпагой с надписью «За храбрость». С августа 1905 г. по июль 1906 г. Фёдор Фёдорович выполнял не менее сложную и ответственную работу: наблюдал на местах за правильностью эвакуации больных и раненых из действующей армии.

Центральная периодическая печать высоко оценивала деятельность Трепова в области санитарной части. Петербургская ежедневная газета «Новое время» осенью 1904 г. разместила на своих страницах обширную статью, посвященную Фёдору Фёдоровичу. Справедливо отметив, что его «имя достойно быть занесенным на скрижали истории русских войн», авторы материала трепетно описали самоотверженную работу генерала на передовой.

И в мирное время карьера нашего героя неуклонно шла в гору. Оставаясь сенатором, Трепов с декабря 1908 года стал киевским, подольским и волынским генерал-губернатором (начальником Юго-Западного края). Он дослужился до генерала от кавалерии и в июне 1909-го был пожалован в генерал-адъютанты. Фёдор Фёдорович принимал участие и в Первой мировой войне.

31 марта 1917 года генерал-адъютант Ф. Ф. Трепов уволился со службы по расстроенному здоровью с мундиром и пенсией. Несомненно, не последним мотивом принятия этого решения стали круто изменившиеся социально-политические условия в России. Еще 21 марта 1917 года он был лишен звания генерал-адъютанта в связи с упразднением всех военно-придворных званий.

Впоследствии Фёдор Фёдорович жил в эмиграции во Франции. 27 марта 1938 года скончался в г. Ницце, погребён на русском кладбище Кокад. Выражением уважения к покойному была организованная «Союзом Конногвардейцев» 2 апреля 1938 года панихида в парижском кафедральном соборе Александра Невского.

Ф. Ф. Трепов являлся примером искреннего служения Отечеству. Пройдя через три войны, отличившись и на гражданской службе, Фёдор Фёдорович навсегда остался патриотом, несмотря на тяжелые годы эмиграции. Как справедливо отмечалось в некрологе, опубликованном в брюссельской газете «Часовой», «удивительная доступность, благожелательное отношение ко всем без различия располагали к нему тех, с кем ему приходилось сталкиваться, и создавали ему ту широкую популярность, которой он пользовался везде, где бы ему не приходилось бывать».

Павел Шарабаров,
старший научный сотрудник Центра регионоведения
Кировской областной библиотеки им. А. И. Герцена,
кандидат исторических наук, доцент