Главная > Без рубрики > Выбор редакции > Вятский детектив: как милиция уникума Назарова ловила

Вятский детектив: как милиция уникума Назарова ловила

Удивительные криминальные истории из прошлого Кирова-Вятки: пираты в Малмыже, «черти»-семинаристы в Хлынове, борьба с алкоголизацией населения и разбойник-богатырь.

Кировская полиция, как и вся правоохранительная система страны, отмечает в этом году большую дату: 300 лет со дня основания в стране органов правопорядка. В Кирове к юбилею подошли серьёзно: УМВД по региону представило иллюстрированный том «300 лет на страже правопорядка», в котором собраны удивительные криминальные истории вятского края. Многие из них – отнюдь не сухая статистика из старых сводок, а лихо закрученный детектив.

Корреспондент «КП» познакомился с большим научным трудом (который, кстати, предваряют обращения к читателю министра внутренних дел РФ Владимира Колокольцева, губернатора Кировской области Игоря Васильева и начальника УМВД по региону Константина Селянина). Наиболее интересные моменты из книги – в нашей подборке с продолжением (окончание – в «КП» через неделю, 20 июля).

«Из-за острова на стрежень…»

Многие факты в книге откровенно удивляют. Наверняка новостью для многих окажется тот факт, что на Вятке когда-то были свои самые настоящие пираты. В 1782 году от жителей селений, расположенных по берегам главной реки края, начали поступать сигналы тревоги: некие «разбойничьи партии» в числе от сорока до шестидесяти человек прибывали в населённые пункты по воде и наводили там шороху: грабили состоятельных граждан, а с некоторыми даже расправлялись.

Разбои продолжались в течение нескольких лет. Справиться с бандитами было крайне сложно. В 1786 году особенно досталось Уржумскому и Малмыжскому уездам. Тогдашний малмыжский исправник Золотухин в сообщении наместнику докладывал: «Воровская партия, вооружённая ружьями, пистолетами, саблями и ножами, производила разбои на Вятке, разъезжая на двух косных лодках по двадцать человек в каждой и скрываясь в заливах около села Гоньбы». Происходили разбои и в последующие годы. Причём вятские пираты выходили на свой промысел как на работу: в течение всего лета без исключения – начиная с момента вскрытия рек и заканчивая глубокой осенью, когда Вятку сковывали льды.

«Кто такие?» – «Черти!»

Одна из самых первых криминальных новостей в истории Хлынова-Вятки-Кирова датирована XVIII веком. В архивах сохранились документы о хулиганских выходках воспитанников… Хлыновской духовной школы, которые отличались отчаянным нравом. По ночам крепкие молодые люди собирались в банды до тридцати человек и разгуливали по улицам. При этом на пути такой компании лучше было не попадаться – учащиеся грабили одиноких прохожих и устраивали драки со встречными компаниями. Полиции они совершенно не боялись. А на вопрос: «Кто такие?» нагло отвечали: «Черти!»

Апофеозом безобразий воспитанников духовной школы стало нападение 2 сентября 1743 года на открытое в Хлынове полицейское управление. «Управление нападавшие разгромили, полицейских разогнали, а городничего Пищаловского избили, – сообщают «Труды Вятской учёной архивной комиссии» (датированные 1906 годом). – До этого от семинаристов пострадали рекруты Измайловского лейб-гвардии полка, которые были жестоко поколочены. При дознании они сообщили, что били их певчие и школьники «незнамо за что». Рекрутам крепко досталось. Было среди последних немало детин старше двадцати лет. Это была своего рода местная архиерейская гвардия».

Из жизни столоначальника Попова

История сохранила примерный портрет среднестатистического чиновника полицейского управления Вятской губернии за 1865–1903 годы. Проблемой полиции того времени был низкий уровень образования сотрудников. Ведь никакого образовательного ценза в ту пору не существовало, а граждане с высшим, неполным высшим или средним образованием имели и более выгодные (в финансовом плане) варианты для трудоустройства.

В 1897 году прошла первая аттестация вятских полицейских. И она дала интересные результаты. Оказалось, что наилучший состав служащих в губернии работает в Орловском уездном полицейском управлении. Там аттестацию прошли 100 процентов сотрудников. Наихудшим был состав Нолинского управления, где к службе пригодными признали лишь 33,3% личного состава. Среди должностных лиц в Нолинске особенно отличился столоначальник по фамилии Попов, который, согласно итоговому отчёту, «не был знаком с канцелярским порядком, небрежно относился к делу, страдал алкоголизмом и целый месяц не являлся на службу по причине нахождения в уездной больнице на излечении неприличной заразной болезни».

Интересны и данные о зарплатах вятских полицейских конца уже позапрошлого века. В 1889 году были установлены следующие суммы, которые оставались неизменными до 1905 года: оклад секретаря составлял 500 рублей в год, столоначальника – 300 рублей, регистратора – 267 рублей. Сколько приходилось на один месяц, рассчитать не сложно. Как и то, на что можно было потратить эти деньги. Ведь известно, что стоимость мужской сорочки составляла от 1 рубля 30 копеек до 5 рублей; год обучения для гимназиста в Вятской мужской гимназии обходился в 25 рублей в год, а аренда четырёхкомнатной квартиры – примерно в 144 рубля в год.

Как труженики начали «копить на чёрный день»

В начале ХХ века немало усилий полиции было брошено на борьбу с, выражаясь современной лексикой, алкоголизацией населения. После изданного российским правительством в 1914 году распоряжения о запрете продажи алкоголя на Вятке вышло своё местное постановление, которое запрещало гражданам, приобретавшим алкоголь для фармацевтических или лечебных надобностей, «употреблять их в качестве напитков или заниматься их перепродажей». Процедура отпуска спиртного в губернии была строго регламентирована. Снабжением и распределением напитков покрепче можно было заниматься только с разрешения вятского полицмейстера. В полицейских сводках того времени радостно отмечалось: «Население положительно встретило правительственное распоряжение о запрете виноторговли. Теперь замечается полный достаток и довольство своим положением. У труженика появляется возможность делать сбережения на чёрный день».

Впрочем, далеко на всё было гладко. С мест сообщали о том, что употребление суррогатов «расползалось и вширь, и вглубь».

Осторожно: уникум Назаров

После 1917 года вятские защитники порядка пережили более чем сложный период. Правоохранителям, пришедшим на смену царской полиции, пришлось, прямо скажем, не сладко. Проблем добавлял и разгул преступности. Причём в криминальном мире того времени были и свои «знаменитости». Известен был в ту пору грабитель по фамилии Назаров – уникум необыкновенной силы и богатырского телосложения. Он долго уходил от милиции, благодаря своей хитрости и ловкости. Но однажды разбойник всё-таки угодил в засаду: на хлебном рынке Вятки был скручен отрядом милиционеров (в составе восьми человек!) и доставлен в кутузку. При этом задержанного даже на ночь было решено оставить крепко связанным по рукам и ногам. Не помогло: наутро милиционеры обнаружили пустую камеру… Назаров сумел разорвать вожжи, разобрать бревенчатую стену и скрыться.

Второе задержание закончилось примерно так же. В отделении, куда его доставили под конвоем, разбойник разбил электрическую лампочку, после чего совершил очередной побег. Лишь третий арест Назарова оказался результативным. Преступника предали суду и приговорили к расстрелу.

(Окончание следует)