Главная > Без рубрики > Выбор редакции > Вятский «сюрприз», над которым Людмила Зыкина хохотала от души

Вятский «сюрприз», над которым Людмила Зыкина хохотала от души

Евгений Деришев - о закулисье вятской культурной жизни 1960-х - 1980-х.

Певец Филипп Киркоров в Кирове получил свой первый в жизни «крупный гонорар». Актёр Валентин Гафт был пойман милицией на Октябрьском проспекте, а для Людмилы Зыкиной в вятской глубинке сколотили необычную «грим-уборную»: Подробности этих удивительных историй можно узнать из мемуаров бывшего заместителя главы департамента культуры и искусства администрации Кировской области Евгения Деришева.

Евгений Тимофеевич (1946-2009), наблюдательный человек и остроумный рассказчик, нередко становился свидетелем удивительных сюжетов. Это был эксклюзив, поведать о котором не мог, наверное, больше никто. Часть из историй попала в сборник «Этюды о знаменитостях», который сразу стал библиографической редкостью в регионе. Сегодня — избранная подборка:

Как на Вятке Людмилу Зыкину удивили

У Людмилы Зыкиной с Вяткой была связана история, которую она потом долго и не без юмора вспоминала. В конце 1980-х певица побывала с концертами сразу в нескольких населённых пунктах области. Один из них был запланирован в Вожгалах.

Незадолго до выступления с местными властями связался администратор народной артистки СССР и попросил подготовить к приезду Людмилы Георгиевны грим-уборную. Со связью в ту пору было не очень и часть просьбы московского собеседника «утонула» в телефонных шумах. И чем же это закончилось? А вот чем. К прибытию Зыкиной местные умельцы сколотили из досок характерного вида будку. Когда уличный туалет (не без гордости, кстати) продемонстрировали гостье («Специально для вас построили!»), певица смеялась от души.

Наводить марафет, накладывать макияж, причёсываться и менять концертные костюмы Людмиле Зыкиной пришлось в здании Вожгальского ДК, который был расположен совсем недалеко от сцены:

— Однажды довелось добираться вместе с Зыкиной, после её кировского концерта, в Москву, — вспоминал Евгений Деришев. — До сих пор помню почти всё до мелочей: мы сидим в купе с Людмилой Георгиевной, её спутником Виктором Гридиным и прославленной парой Александрой Пахмутовой — Николаем Добронравовым. Меня тогда поразила простота этих людей, а Зыкину — моё признание, что я слышал её на концерте в 1960 году в Ленинграде. Ей это оказалось очень дорого. Она объехала 80 стран мира, но считала одинаково значимыми выступления и на главных мировых сценах, и в вятской глубинке — Афанасьеве, Белой Холунице, Зуевке, Советске:

5 шуб Пугачёвой и 2 меховых пальто для Задорнова

Обязательным пунктом программы для известных людей во время кировских гастролей была поездка в город Слободской.

— Многих знаменитостей я сам возил на фабрику «Белка», — вспоминал Евгений Тимофеевич. — Алла Борисовна Пугачёва однажды взяла сразу пять шуб — для всей семьи: для себя, для дочки Кристины: Со слободскими меховыми изделиями из Кирова уезжали и Андрей Макаревич, и Евгений Петросян: Причём не скажу, что договориться о шубе даже для известного человека было легко — тогда на меха существовал строгий лимит: шубы у нас в стране почти не продавались, в основном шли на экспорт. Кстати, все олимпийские сборные нашей страны одевались в меха от «Белки».

Михаилу Задорнову я тоже предложил съездить на слободскую фабрику и подобрать пару меховых пальто. Но при одном условии — он должен будет выступить бесплатно в цехе предприятия. «Если вы дадите согласие, то скидка по НДС вам будет обеспечена», — заверил я гостя.

Задорнов принял моё предложение. Но сделал это с некоторым недоверием: по пути неоднократно переспрашивал: «Так это точно будет сделано?» Даже перед мини-концертом для работников вновь уточнил: «Вы правда не шутите? Они сдержат своё слово насчёт НДС?» Несколько задетый подозрениями, я выпалил с обидой: «Если вас обманут — уйду в управдомы!»

В итоге всё закончилось благополучно. На обратном пути Задорнов повеселел…

Ночной звонок Эдиты Пьехи

— Однажды гастролировавшая в течение нескольких дней в Кирове Эдита Станиславовна Пьеха позвонила мне домой ночью: «Извините, что так поздно. Можете ли вы завтра моего внука сводить в цирк? — вспоминал Евгений Деришев. — Я говорю: «Какой разговор?!»

В то время дочь Пьехи Илона Броневицкая тоже отправилась на гастроли, а внука Стаса на некоторое время оставила Эдите Станиславовне. Она привезла его с собой в Киров. И заскучавшему ребёнку страшно захотелось побывать на представлении в цирке. Я его провёл туда без проблем — программу он и его гувернантка смотрели, сидя на самых лучших местах. Сейчас, когда вижу Стаса (он ведь и сам звезда), всегда о той истории вспоминаю.

Киркоров: «Таких денег я ещё не получал»

— В апреле 1989-го в Киров приехал замечательный питерский дирижёр Анатолий Бадхен со своим эстрадно-симфоническим оркестром. Среди его солистов уже тогда выделялся молодой и статный Филипп Киркоров.

Так случилось, что в эти же дни в ДК железнодорожников проходило совещание строителей, которое должно было (по заведённой традиции) завершаться праздничным концертом. Мне поручили подобрать исполнителей и обязательно привлечь какую-то «звезду». Филипп Киркоров к тому времени был, что называется, на слуху, а посему я решил договориться с ним напрямую, пообещав хороший гонорар.

Начинающий артист согласился и спел под фонограмму пару песен. Надо заметить, что в то время пение под «фанеру» было редким явлением, артиста могли просто освистать. Однако Киркорова приняли прекрасно, ведь он был представлен как иностранный (болгарский) певец. После выступления Филиппу вручили триста рублей — гонорар по тем временам неслыханный. «Я таких денег ешё ни разу не получал», — искренне признался после произведённого расчёта молодой исполнитель.

«Пройдёмте в оперпункт!»

— Как-то в начале 1980-х в зимнюю Вятку прибыла группа создателей боевика «Схватка в пурге». В городе и области они планировали отснять несколько эпизодов. Часть съёмок шла в лесах. Причём в ночное время. Узнав о времени возвращения кинематографистов на базу (в гостиницу «Вятка»), я отправился на встречу с коллегами.

Подъезжая к «главному отелю города», вижу: милицейский патруль подходит к какому-то обросшему щетиной, одетому в драный полушубок и треух высокому мужчине: «Гражданин! Ваши документы!» А затем, не дожидаясь реакции, стражи порядка быстро принимают товарища под локотки: «Пройдёмте в оперпункт!»

Поравнявшись с троицей, я неожиданно узнал в неизвестном мужчине: популярного актёра Валентина Гафта. Показав сотрудникам милиции служебное удостоверение, поясняю: их «задержанный» — любимый в стране киноартист, снимающийся в роли бандита в художественной киноленте. Явно сконфуженные стражи правопорядка извинились и, одновременно козырнув, быстро ретировались.

Наш гость пришёл в восторг от такой ситуации и от хэппи-энда. «Значит, меня можно принять за преступника?» — удивлялся он. «Да уж, — ответил я. — Такого ночью встретишь — сердце остановится».

«Опер-важняк» на вятской сцене

В историях Евгения Деришева фигурируют не только известные всей стране люди, но и простые земляки-кировчане. Впрочем, это не делает «этюды» менее увлекательными и остроумными…

— Эту быль мне рассказал мой друг Володя Бурков, который в конце 1960-х решил попробовать себя в качестве актёра, — вспоминал Евгений Тимофеевич. — Высокий, фактурный, но несколько полноватый выпускник театрального отделения культпросвета идеально подошёл постановщику спектакля про сотрудников внутренних органов в Вятской «драме». В задачу Буркова входило только одно: появиться на сцене в бандитском притоне и произнести пару слов: «Уголовный розыск!»

Мой друг готовился к спектаклю очень серьёзно, даже перечитал на всякий случай труды Станиславского и Немировича-Данченко, но, увы… выйдя на сцену, растерялся и с перепугу (ещё бы — первая «словесная» роль!) почти детским фальцетом произнёс, картавя (а за ним водился такой грех): «Ухоховный хозыск».

Все «бандиты» покатились на глазах изумлённых зрителей со смеху, а наш «опер-важняк» снискал аплодисменты. В ту пору лёгкого доверия ко всему, что происходило в театре, показалось: это так по пьесе быть должно, но… После случившегося Володе ещё не раз доводилось выходить на сцену главного театра Вятки, только молча.