Главная > Культура > Вятскому писателю Михаилу Чиркову исполнилось 70 лет

Вятскому писателю Михаилу Чиркову исполнилось 70 лет

«…Как я стал писателем? Этот вопрос часто задают на творческих встречах читатели, особенно дети.

Если коротко: инженер — журналист — писатель. Это целый жизненный путь, и как меня угораздило по нему пройти, одному Богу известно. В самом страшном сне не могло присниться, что я стану писателем. Почему? Самым ненавистным в школе было для меня написание сочинений на заданную тему, да ещё по ранее составленному плану. Мысль всегда бежала впереди пера и всегда не в том направлении, куда её пытались направить на уроках литературы, не в меру идеологизированной в советское время. Да и преподавание русского языка, во главу которого ставится зубрёжка правил правописания, я считаю в корне неверной. Ну какая по большому счёту разница: писать слово «пошёл» через «ё» или через «о», ведь и так ясно же, что пошёл, а не поехал?!.»

Так иронизирует писатель Михаил Чирков о своём творческом пути, пытаясь исправить что-то в этом мире, свято веря в силу слова, в глубину и неисчерпаемость родного русского языка, в неповторимость вятского говора.

В нынешнем году у самобытного писателя, живущего в Зуевке, сразу несколько юбилеев: одновременно со своим 70-летием он отмечает 25 лет со дня выхода романа «Возвращение Христа» и 25 лет с момента вступления в Союз писателей России. Писатель — автор пятнадцати изданных книг, лауреат премии правительства Кировской области в сфере литературы и искусства и целого ряда других литературных премий различного ранга, награждён медалью писателя-романтика Александра Грина.

Весной нынешнего года в Москве в серии «Благословение» имени Преподобного Сергия Радонежского вышла книга сказок Михаила Чиркова под названием «Звёздный принц и Ангельское яблочко». И уже почти готова новая книга «Сказки древнего ворона» с рубрикой «Занимательная этимология», в которой автор попытался раскрыть глубину родного языка и показать, насколько может быть увлекательна игра словами.

Предлагаем вниманию читателей небольшую главу из этой книги.

Михаил Чирков. Деревня Субботы

Недалеко от весёлого города Зуевграда, всего в пяти километрах к югу, на высоком-высоком холме стоит деревня с необычным названием Субботы. Я до сих пор не могу взять в толк: откуда в самой глубинке Вятской губернии взялась деревня с таким странным названием? Ведь суббота по-библейски «шаббат», означает полный покой. То есть день, в который всем верующим в библейского бога Иегову нельзя ничего делать.

Хотя есть на Вятке ещё и Субботиха. Но это явно вятское название, судя по окончанию слова.

Я иногда фантазирую насчёт Суббот. Думаю, может быть, когда-то давным-давно забрёл в наши края скиталец-странник из библейских мест. Забрёл и увидел сквозь пелену будущих времён, что вся деревня вымерла. Никто землю не пашет, не сеет, траву не косит, лошадей и скот на сочных лугах не пасёт. Увидел он будущее запустение и махнул рукой:

— Шаббат! — конец, мол, полный покой-упокой!

Но ведь в то время деревня была большой, многолюдной. Не собиралась она упокаиваться. Услышав обидные слова, вся деревня от мала до велика сбежалась. Сбежалась и давай незваного пришельца ругать на чём свет стоит! Дети языками улюлюкают, отроки пальцы растопырили — «нос показывают». Молодушки брови хмурят:

— Ишь, какой выискался!

Бабы деревенские подбоченились…

— Ещё этого не скажи — упокоились!

Бабулечки старые испугались, крестятся:

— И откудова экий нехристь свалился на наши головы? Накаркает ведь, Господи помилуй!

Молодые мужики качают пудовыми кулаками перед носом незваного гостя и вежливо спрашивают:

— А вот экого ты не нюхал?

Взрослые мужики молодых оттеснили от греха подальше и разъясняют обидчику:

— Иди, мил человек, со своими обычаями туда, откуда пришёл. О какой субботе ты толкуешь? У нас забот полон рот, и деревня называется не Субботы, а Заботы!

И вообще, если хочешь знать, у нас суббота — банный день, а отдыхаем мы в воскресенье!

Тут, услышав шум и гам, слезли со своих тёплых печек бородатые почтенные деды. Пришли они на шум и распорядились:

— Ну-ко! Не на ярмарке орать-то! Марш все по своим делам! А то мы счас всех вожжами отпонужаем, ёлки-моталки!

— А ты, странный человек, проходи мимо, куда шёл. У нас в чужой монастырь со своим уставом не ходят!

— Иди подобру-поздорову, не смущай народ. У нас и без тебя забот выше крыши!

Ушёл странник-проходимец. И то ли он впрямь «накаркал», то ли обиделся и колдовской наговор навёл нечистым словом, но сбылось его предсказание! Всего-то три старушки и остались в деревне Субботы от некогда многочисленного рода. Тишина и покой царят над осиротевшей деревней — шабаш, конец то есть всем делам…

Но, с одной стороны, так-то так, а с другой стороны, что за сказка, если в ней нет счастливого конца?

К счастью, отыскались потомки древнего вятского рода и повернули время вспять!

Один потомок оказался таким мастеровым, что своими руками сделал настоящий трактор и плуг из разного металлолома. Распахал он этим плугом на самодельном тракторе заброшенные огороды-одворицы и посадил картошку. Потом построил небольшую избушку. А как же в деревне без избушки?

Другой мужик отремонтировал, поднял присевший от старости дом. Потом построил дома-ульи для трудолюбивых пчелиных семей. А как же в деревне без пчёл? Но мало этого показалось мужичку-затейнику, так он ещё построил целую деревню из скворечников для скворцов! А какая же деревня без скворцов?
Но и это ещё не всё! У одной из старушек зять так заскучал по деревенской жизни, что продал легковой автомобиль и вместо него купил лошадь. И правильно сделал! Какая же деревня без лошадей?

Ожила деревня Субботы!

А тут ещё и дачники из весёлого города Зуевграда решили летом из болота на бугорок выехать и облагородили несколько заброшенных деревенских одвориц. А какая же деревня летом без отдыхающих горожан?

Ну и мы, бабушка с дедушкой, тоже решили не отставать, построили сказочный теремок на божьем бугорке, в деревне Субботы. К нам внучка приехала на летние каникулы. А какая же деревня без бабушки, дедушки и внучки, которой захотелось попробовать пареной репы?

А при чём здесь пареная репа?

А при том, что в народе говорят, мол, нет ничего проще пареной репы. Вот сейчас мы и проверим, так ли это.