Главная > Культура > В музее Валентина Распутина представлена коллекция дымковской игрушки

В музее Валентина Распутина представлена коллекция дымковской игрушки

Иркутск, деревянный одноэтажный особняк конца XIX века на улице Свердлова, 20. Здесь с 15 марта (когда отмечалось 80-летие со дня рождения Валентина Распутина) расположилась экспозиция, в которой представлены личные вещи писателя, предметы быта, мебель из его рабочего кабинета, награды, фотографии, рукописи, книги… А ещё – сувенирные колокольчики и целая коллекция дымковской игрушки, подаренной ему в разные годы.

«Дымку» сопровождает музейная справка, которая, в частности, гласит: «…Дымковская игрушка – изделие ручной работы, каждая создана одним мастером, поэтому нет и не может быть двух абсолютно одинаковых изделий… Сегодня для росписи применяются анилиновые красители и мягкие колонковые кисти. Использование широкой гаммы цветов, в которой много красного, жёлтого, синего, зелёного, алого, придаёт дымковской игрушке особую яркость и нарядность. Наиболее распространенные сюжеты: барыни и скоморохи, няньки с детьми, бараны с золотыми рогами, индюшки, петухи, олени…»

В музее Валентина Распутина представлена коллекция дымковской игрушкиВ коллекции Валентина Распутина игрушки от известных вятских мастериц – Печёнкиной, Племянниковой, Барановой, Фалалеевой. Сюжеты разные: это и дама с собачкой, и дама с зонтом, всадница и олень, индюк, мужик верхом на баране, петушок, скоморох на свинье… Многие фигурки имеют дарственные надписи: «Валентину Григорьевичу от автора», «Валентину от Валентины», «Валентину Григорьевичу с пожеланием внуков и внучек»… Всего в музей передано 13 игрушек Валентина Распутина.

Откуда собралась такая обширная коллекция «дымки», если Распутин был в Вятке, пожалуй, только однажды?

Не трудно предположить, что это заслуга нашего земляка, писателя Владимира Крупина, который был с Распутиными дружен.

– Конечно, я дарил Валентину «дымку», а как иначе? – подтвердил наши предположения Владимир Николаевич. – Всегда её всем дарил, влюбляя в свою родину. Однажды только был вразумлён: подарил нашу дымковскую барышню одному писателю, потом гляжу – она на кухне задвинута на пыльную полку к ложкам-поварёшкам. Нет, думаю, наша барыня не для кухни, а для красоты. Посему я её спокойнёхонько вернул себе. Взял и засунул под рубашку. О, как она прижалась, как слушала биение моего сердца!.. Через неделю встречаю того писателя, вглядываюсь в него и понимаю, что он даже не заметил исчезновения красавицы…
Отношением к «дымке», по крайней мере для меня, проверялось отношение вообще к великому искусству и к моей милой, единственной, самой-рассамой лучшей Вятке.
А Валентин… Он любовно расставлял дымковскую игрушку на полках над книгами. Входишь в его кабинет – прямо всё ей озаряется. Да, наша «дымочка» даже в одиночку способна была «держать» целую стену.

Игрушкой нашей Распутин дорожил, любовался, она душу ему согревала. Это и есть главное…