Две жизни в небе

прожил ветеран авиации, подполковник, мастер спорта СССР по парашютному и самолётному спорту, кандидат в мастера по вертолётному спорту Валерий Козлов.

Если бы не было в его жизни аэроклуба — ромашкового поля в Порошино, как поэтично называет его Валерий Васильевич, человек по-военному собранный и немногословный, требовательный, но справедливый и скорее жёсткий, нежели романтичный, не было бы и большого неба и большой авиации. Он — один из многих, для кого аэроклуб стал родным домом и путёвкой в жизнь. Его приход сюда был предопределён. Мама Валерия, Тамара Николаевна, серьёзно занималась парашютным спортом и, глядя на неё, у сына не было сомнений — только небо, только летать.

Не столько романтика, сколько кропотливый труд

С 15 лет подросток пошёл на шинный завод, где работала мама, чтобы помогать семье, продолжил учёбу в вечерней школе, и через год, когда стукнуло 16, отправился в аэроклуб. Правда, только с третьего раза отважился открыть заветную дверь. «Не могу, и всё тут, для меня там работали святые люди. Такой трепет одолевал… Потом думаю, если не решусь сейчас, вся моя мечта мимо пройдёт. И только на третий раз всё же решился», — вспоминает Валерий Козлов.

Он хотел поступать на лётное отделение, но в приёмной комиссии предложили оставшиеся две вакансии — на отделении планеристов и парашютном. Выбрал всё же летать. Прыжки с парашютом предполагались здесь три раза в год. Это позднее прыжками увлёк его Лев Сергеевич Писляк — мастер спорта, который занимался вместе с будущей чемпионкой мира Татьяной Войновой, связавшей затем свою жизнь с армией.

И жизнь закрутила: учёба, работа, прыжки, полёты: Сейчас, в свои 72 года, ветеран диву даётся, как всё успевал.

Помнит Валерий Васильевич свой первый прыжок с парашютом в 1965 году. И опять получилось только на третий раз — всё погода не позволяла.

«Просыпаюсь 28 февраля как раз в свой день рождения — 17 исполнилось. И думаю, сегодня точно прыгну. Небо чистое, погода отличная, — рассказывает Валерий Васильевич. — Самолёт поднимается в воздух, высота 100 метров, ну думаю, отсюда ещё можно прыгнуть. А машина всё выше и выше. Набрали 900 метров. Шагнул как в бездну. Когда парашют раскрылся — тишина, красотища и восторг — петь и кричать хотелось».

Правда, прыжки с парашютом — не только романтика. Это кропотливый труд: изучение теории, наземная подготовка, обязательная медкомиссия. И, конечно же, дисциплина. Одним словом, дело серьёзное. И Валерий Васильевич, вернувшись после срочной службы в войсках ВВС инструктором по парашютному спорту, серьёзно и основательно подходил к обучению своих подопечных. Чувствуя огромную ответственность за вчерашних мальчишек и девчонок (в его команде были и девочки), он всегда говорил: «Запомните, что инструкция для парашютистов написана кровью». И это не для красного словца. Любые отклонения грозили огромными рисками. Мелочей здесь не бывает. Каждый ландшафт требует своего манёвра при приземлении, даже ветер на разной высоте, как слоёный пирог, дует в разные стороны.

Если где-то в аэроклубах на территории Советского Союза случались ЧП, прыжки прекращались повсюду до выяснения причины, чтобы исключить все риски. И поэтому Валерий Васильевич одинаково строго спрашивал и с себя, и со своих учеников. Участвовал вместе с ними в соревнованиях разных уровней, занимая призовые места.

Здесь, в аэроклубе, будущий военный лётчик впервые сел за штурвал сначала самолёта, а затем вертолёта, был лётчиком-инструктором, командиром звена, заместителем начальника по лётной подготовке — с этой должности в 1975-м его, как офицера запаса, призвали на военную службу.

Готов был жить в вертолёте

Ещё проходя срочную службу в войсках ВВС, имея за плечами 300 прыжков с парашютом на родном Порошинском аэродроме, Валерий Козлов был членом сборной команды округа и прыгал на первых планирующих парашютах УТ 2К. В момент их раскрытия перегрузка на парашютиста была очень сильной: -15g (единица измерения). Женщинам на них прыгать не разрешалось. И однажды на аэродроме в Свердловске, собираясь на очередные соревнования, он увидел, как на поле выруливает вертолёт МИ-8 (они тогда только появились). «Как посмотрел на него, всё внутри зашлось. И эта машина стала моей мечтой. Уже будучи снова в армии в 1977 году, окончил Сызранское высшее военное авиационное училище, после которого так и отлетал на МИ-8. Это удивительная машина», — делится ветеран.

Две жизни в небеСлужил в Приволжском, Уральском и Среднеазиатском военных округах. Дослужился до командира отдельной вертолётной эскадрильи и звания подполковника авиации. У Козлова были все допуски по боевому применению вертолёта.

Служба есть служба, приходилось выполнять разные задания. Всего не расскажешь.

Вспоминает, как его экипаж, дежуривший как раз в День Победы, по команде подняли в воздух — в Кустанае потерпел крушение вертолёт. Как потом выяснилось, лётчики были наши, кировские. Все с тяжёлыми травмами. Но сумели быстро погрузить пострадавших на борт и доставить в госпиталь. К счастью, обошлось без жертв.

«Небо затягивает настолько, что я готов был жить в вертолёте. Жена, конечно, волновалась. Идём, бывало, с ночных полётов по нашему городку, в моём окне свет горит. Мужики завидуют, говорят, смотри, наши окна тёмные, а тебя ждут», — улыбается подполковник.

Ориентир на фронтовиков

Демобилизовался в 1990-х и поначалу не мог сориентироваться «на гражданке». Помогли те же друзья по аэроклубу. К слову, он никогда не прерывал связь с клубом. «Это же родной дом. Я даже когда служил, отпуск большой был, и всегда на две недели приезжал сюда, на родной аэродром. Если не побывал на аэродроме, считай, в отпуске не был. Однажды так получилось, что не смог приехать на родину, так весь год ходил сам не свой», — рассказывает Валерий Васильевич.

Он уверен, что его характер сформировался именно в аэроклубе. Здесь было на кого ориентироваться, с кого брать пример. «После войны пришло много фронтовиков, — вспоминает ветеран. — Я застал Александра Иосифовича Воронина, который в годы войны летал на истребителе. В моё время он был начальником клуба, а первый мой вылет в небо прошёл под началом инструктора Анатолия Васильевича Пестова. А боевой лётчик Александр Александрович Матанцев! Настоящий фанатик своего дела. Его дважды сбивали, дважды он покидал самолёт, но остался жив. Вот с такими людьми мы общались. Они учили нас не только мастерству, но и крепкой мужской дружбе, товариществу, дисциплине. Они прошли войну, но никогда никто не слышал от них крепкого словца, все обращались друг к другу по имени-отчеству — и даже к нам, пацанам.

Мы ориентировались на них, как губка, впитывали все их слова и поступки, жили с ними одним делом, одними мыслями. Это и было мужское воспитание, воспитание патриотизма, мы обрели здесь такой мощный внутренний стержень, который держит нас всю жизнь.

Аэроклубу — 85

Жизнь на аэродроме не в пример сегодняшней кипела — летали, прыгали, ездили на соревнования. Мы были какими-то одержимыми. Представьте, к четырём часам утра на Театральную площадь приезжала машина — обычная бортовая. И сюда собирался народ с Филейки, «Дружбы». Приедем в Порошино, ноги по колено в росе, переоденемся — и на старт. Самолёт набирает высоту, и видишь, как просыпается город. В 8 часов мы уже на работе. Чтобы пропустить прыжок? Да никогда! Я за собой замечал — после полётов ляжешь на землю, и она тебя будто подпитывает силой, энергией, работоспособностью. А сколько здесь чемпионов и рекордсменов мира вырастили. Есть чем гордиться», — рассказывает Валерий Козлов.

На днях кировский аэроклуб отметит 85-летие. И ветеранам до боли обидно, что сильная некогда организация ДОСААФ, в структуру которой входит аэроклуб, в стадии затишья. А она славилась не только сильными командами по парашютному и лётному спорту. Занимающихся здесь ребят охотно брали вне конкурса в лётные училища, как военные, так и гражданские. ДОСААФ готовила ребят к армии не только физически, но и морально. А сколько было подготовлено лётчиков-запасников, которые проходили по линии военкомата. Они были уже готовыми лётчиками. И, когда начались военные действия в Афганистане, многие из них ушли воевать, пройдя лишь восьмимесячную переподготовку. Сейчас такого резерва нет.

Первоначальную подготовку в клубе по линии военкомата проходили и будущие десантники. Во время Великой Отечественной войны весь штатный состав аэроклуба, включая техников, ушёл на Ленинградский фронт.

Сейчас Валерий Козлов — заместитель председателя совета ветеранов аэроклуба. Вместе со своим руководителем Владимиром Ивановичем Новосёловым, которому, к слову, дал путёвку в большое небо, ведут работу с молодёжью, доказывая и словом, и всей своей жизнью, что именно патриотическое воспитание и армия делают из пацанов настоящих мужчин.