Главная > Интервью > Детские недетские вопросы

Детские недетские вопросы

«Мы хотим создать такие условия, чтобы дети гордились тем, что живут в нашей стране и были от этого счастливы» – это девиз небольшого государства Исландия, который впору взять в виде глобальной государственной задачи и нам.

Недавно практически всю страну потрясла гибель трёхлетней девочки, которую мать сознательно оставила на верную гибель в квартире без воды и хлеба. Вскоре после этого совершенно несвойственного материнской природе факта вскрылся ещё целый ряд преступных деяний против собственных детей.

Так и повеяло 1990-ми, когда смена формации повлекла за собой не только финансовое, но и духовное обнищание, переоценку ценностей, подорвавшие семейные устои. И вся эта экономическая и моральная неразбериха в первую очередь ударила по самым слабым – детям. Взрослым было попросту не до них – одни решали, как выжить, другие – как напиться и забыться.

Сейчас жизнь вроде бы устоялась и народ «прижился» в так называемом свободном обществе, пустила корни новая «статусная» публика, а неблагополучные семьи как были, так и остаются. И детям возле таких с позволения сказать родителей, по-прежнему плохо.

О причинах жестокого обращения с детьми, о том, как уберечь их от собственных родителей или неблагополучного окружения, наш разговор с кандидатом педагогических наук, доцентом кафедры социальной работы и молодёжной политики ВятГУ, заместителем директора Центра социально-психологической помощи детям Мариной Бородатой.

Педагогический всеобуч

– Жестокое отношение к детям, к сожалению, отмечалось во все времена. И причины тому самые разные. Это и личностная неустроенность взрослых, невозможность самореализоваться, что чаще всего вымещается на детях; личностная и социальная незрелость молодых родителей. Но одной из актуальнейших проблем на сегодня является низкий уровень педагогической компетенции, неготовность молодых взрослых быть родителями. Эту проблему поднимает Национальная ассоциация родителей, региональным представителем которой является Нина Николаевна Ершова – директор нашего центра. Она ставит вопрос о необходимости на всех уровнях поднимать проблему педагогического просвещения, педагогического всеобуча, которым должны заниматься школы, некоммерческие организации, учреждения дополнительного образования.

Конечно, с организацией педагогического всеобуча связан вопрос другого плана: кто, как и чему учит. Мы сегодня помогаем школьнику выбрать профессию, в институтах передаём студентам знания, формируем компетенции важные для их профессиональной состоятельности. И при этом упускаем такой важный момент, как подготовка молодёжи к родительству.
Наработки в этом направлении есть, в том числе и в нашей области. Но они не работают на уровне системы.

Изюминки со всего мира

-Марина Николаевна, у вас много партнёров и единомышленников по всей стране. Наверняка они делятся своим опытом, который можно предложить и в нашем регионе.

– Недавно я была на конференции в Санкт-Петербурге, где обсуждались вопросы семьи и семейного воспитания. Выступала Галина Владимировна Семья, которая изучала опыт Шотландии, Великобритании, Исландии и докладывала о нём на конференции. Лет тридцать назад там провели глобальное исследование, которое показало, что большая часть молодёжи привержена отрицательным формам поведения (алкоголь, наркотики и другие нарушения законодательных норм). Изучив сложившуюся ситуацию, пришли к выводу, что у страны при таком поведении молодёжи нет перспективы. И государство кардинально поменяло систему, связанную с детством, с защитой детей, с реализацией их прав и воспитанием. У них появилась уникальная, на мой взгляд, форма работы, называемая «Барнахус». Это дом, где проходят реабилитацию дети, ставшие жертвами жестокого обращения. Работа идёт по принципу одного окна, то есть с ребёнком, пережившим личную драму, напрямую работает только один специалист – психолог, которому ребёнок доверяет. Остальные службы, расследующие случай, «находятся за зеркалом», наблюдая процесс и получая для себя необходимую информацию по интересующим их вопросам. В итоге ребёнку не надо многократно повторять представителям разных служб пережитое, что ещё более травмирует его. Мне кажется, это идеальная система работы, выстроенная на основе межведомственного взаимодействия, которую и нам бы надо принять во внимание.

В Исландии в целом переориентировали детей на социально приемлемые нормы поведения. Для всех категорий детей, независимо от их социального положения, доступны занятия спортом, творчеством и другие досуговые увлечения.

Объединиться в интересах детей

-Насколько я понимаю, нужна слаженность всех структур, взгляд в одну сторону…

– Безусловно. Но сначала замечу, что наше государство много делает для этого. С 2012-го по 2017 год действовала Национальна стратегия в интересах защиты детей. Безусловно, она многое кардинально поменяла в ситуации с детством. Это уникальный для нашей страны документ, где сформулированы основные принципы отношения к детству. Ничего не поменяется, пока государство не выразит свою позицию в отношении проблемы. Сейчас принята программа «Десятилетие детства». Её реализация зависит от конкретных специалистов, которые должны проникнуться идеями сотрудничества и организовать слаженную работу на всех уровнях, где проявляются отношения взрослого и ребёнка: семья, школа, детский сад, уличное пространство и так далее. Словом, когда всё сообщество развернётся в сторону детей, будет ответственно в своём поведении, ситуация с детством изменится, в том числе и в нашем регионе.

Кстати, в Кировской области 2 апреля принят актуальный документ: утверждён Порядок межведомственного взаимодействия органов и учреждений системы профилактики по вопросам выявления, предупреждения и устранения нарушений прав и законных интересов несовершеннолетних. Значит, есть надежда, что межведомственное сообщество будет ещё более скоординировано в интересах детей. В принципе, о важности межведомственного взаимодействия мы говорили давно, и эта норма закреплена в новом Федеральном законе № 442 «О социальном обслуживании граждан в РФ». Принятый Порядок выступит той правовой нормой, которая дисциплинирует наше взрослое сообщество. Это важно.

Бойтесь равнодушных!

– Порядок порядком, но, может быть, и соседям нужно быть внимательнее? Мы часто переживаем о том, что делается, условно говоря, в том же Гондурасе, и не замечаем, что творится под боком.

– Этот документ как раз и говорит о том, что первичной является всё же информация. Информаторами должны выступать все те, кому небезразлична судьба ребёнка. В том числе и соседи, и родители, которые видят, что с ребёнком что-то неладно, но не могут понять причин. Важно, чтобы общество (и ребёнок в частности) было информировано, куда обращаться за помощью. У нас есть механизм первичной помощи – телефоны доверия. В регионе он действует на базе Центра социальной помощи семье и детям, работу российского телефона доверия курирует Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. В школах в своё время висели плакаты «Если у тебя есть вопросы – позвони». Все звонки принимаются и анализируются специалистами, предоставляется необходимая первичная информация, оказывается психологическая помощь. За каждой информацией идёт расследование случая: ситуативный случай или имеющий системный характер, может ли семья справиться с проблемой самостоятельно. Если нет, подключаются специалисты.

Психологическая пробуксовка

– Марина Николаевна, на заседании клуба учителей говорили о системе школьных психологов. Вроде бы они есть, но уж очень незаметны.

– Их практически нет. И, когда мы вместе с Ниной Николаевной ездили на Всероссийский форум наставничества, она задала вопрос министру образования Ольге Николаевне Васильевой о том, как вернуть психологов в школу и сделать на базе образовательных учреждений психологические службы действующими.

Это звено явно пробуксовывает. Если психологи и есть, то их компетенции связаны в основном с обслуживанием образовательного процесса. Выходит, важнее развивать мышление, память, внимание, нежели поинтересоваться, что творится у ребёнка в душе. В школе должен быть психолог, ориентированный на личностную работу с ребёнком, на работу с детско-взрослыми отношениями. Эта практика абсолютно минимизирована, если не сказать, что она практически отсутствует. Проблема серьёзная, и её нужно решать, о ней нужно говорить на всех уровнях. И обязательно возвращать. Это и убеждение Антонины Николаевны Дашкиной, возглавляющей российскую ассоциацию социальных работников и педагогов.

Наш центр в своё время реализовал проект «Жестокое обращение с детьми: компетентна мобильная помощь». В нём участвовали пять школ г. Кирова. В рамках проекта было наработано много ресурсов, в том числе информационно-методические пособия и сборники, где есть рекомендации родителям, учителям-предметникам – как разговаривать с детьми по проблеме жестокого обращения, как поднимать эту тему на классных часах, как вести разговор с родителями и работать с педагогами, которые сегодня большей частью занимают позицию стороннего наблюдателя. Мне кажется, что все эти наработки нужно нести в школы через тот же клуб учителей.

Важна работа с родителями, которые допускают неприемлемое поведение в отношении детей. Они должны обязательно пройти курсы с психологом и социальным педагогом, чтобы повысить свою компетентность. Многие и не догадываются, как их поведение разрушает личность ребёнка.

И ещё одна мысль, которую я бы хотела обозначить – это взаимодействие науки и практики. Только там рождаются прогрессивные, успешные, конструктивные практики (образовательные, социальные), где организовано взаимодействие с наукой. Практики должны опираться на научные исследования, переосмысливаться и совершенствоваться, опираясь на результаты научных исследований.

С детьми должны работать грамотные, компетентные специалисты, которые бы могли реально поддерживать детей. Необходимо содействовать, создавать условия, чтобы в системе защиты прав детей и профилактики жестокого обращения с подростками могли совместно работать все заинтересованные структуры, в том числе и некоммерческие общественные.