Главная > Без рубрики > Выбор редакции > Завещание архитектора Чарушина

Завещание архитектора Чарушина

24 февраля (8 марта по новому стилю) исполняется 155 лет со дня рождения выдающегося архитектора вятской земли, человека высоких помыслов и высокой духовной культуры Ивана Аполлоновича Чарушина.

«Где эта улица, где этот дом…»

На вятской земле Иван Чарушинне просто проектировал и строил практически полвека. Он творил, талантливо решая архитектурно-градостроительные задачи, которые до сих пор остаются актуальными. После его смерти в 1945 году в некрологе, опубликованном в газете «Кировская правда», архитектора назвали «большим художником, мастером архитектуры». В заслугу ему ставились такие объекты, как «дом НКГБ, гостиница, ряд крупных жилых домов, поликлиника НКВД, дом Красной Армии, летний театр…». Увы, специфический язык времени наложил свой отпечаток на газетный текст, и сегодня непросто разобраться, о каких зданиях идёт речь. «Дом НКГБ» – бывший особняк купца Булычёва, в котором до расквартирования в нём вятской ЧК располагался Дом инвалидов и сирот войны 1914–1915 годов. А поликлиника НКВД– это бывший универмаг купца Клобукова. Ныне в этом здании обучает студентов колледж музыкального искусства им. Казенина. «Дом Красной Армии» – бывший Общественный Фёдора Веретенникова банк, в советское время известный как Дом офицеров. А «летний театр» в Александровском саду, построенный Чарушиным в 1934 году, разобран по причине ветхости в 1960-е годы и остался только на фотографиях…

По понятным причинам, в официальном некрологе — ни слова о вкладе, который внёс архитектор в храмостроительство в Вятской губернии. Ивану Аполлоновичу была уготована удивительная, полная драматизма судьба: создавать проекты храмов, воплощать их в жизнь и видеть их разрушение в годы безбожия.

В 1917 году…

В 1917 году Чарушину исполнилось 55 лет, он был в расцвете творческих сил. Как губернский архитектор, а потом губернский инженер, он осуществлял административное руководство градостроительством обширной Вятской губернии. Иван Аполлонович – гласный городской думы, занимает высокое служебное положение, имеет чин статского советника, награждён четырьмя царскими орденами: Св. Владимира 4-й степени, Св. Анны 2-й и 3-й степеней, Св. Станислава 3 степени и медалью «В память царствования Царя-Миротворца» — Александра III. К тому же возведён в потомственное дворянство за свою деятельность и службу отца и деда. Его собственный дом с усадьбой на улице Пятницкой привлекает внимание всего города огромным садом с диковинными растениями и фонтаном. К этому дому в прямом и переносном смысле «не зарастала народная тропа»: здесь бывали члены многочисленного клана Васнецовых, художники Н. Хохряков, А. Рылов, Н. Румянцев, музеевед А.Лебедев, искусствовед Н. Машковцев, фотохудожник С. Лобовиков, музыкант К. Герасимов. И, конечно, известные столичные и вятские театральные деятели, поскольку сам Иван Аполлонович был одним из совладельцев городского концертного зала.

…С высоты XXI века трудно представить, каким был масштаб личной трагедии этого человека, как переломило его судьбу на две половины: «до» и «после». Но даже одно понимание того, что в одночасье рухнуло всё: постоянной работы нет, кругом унижение, «уплотнение» дома и ежедневное ожидание, что семью выкинут на улицу, заставляет содрогнуться. Новая власть на Вятке уничтожила в то время немало из наследия архитектора Чарушина: ушли в небытие деревянные и каменные сельские храмы, храм Михаила Архангела в Ижевском заводе, в Вятке разрушены Троицкий собор Филейского мужского монастыря, Феодоровская церковь… В 1920 году в своей автобиографии зодчий не без гордости и горечи уточнял: «возведено 67 каменных и 98 деревянных храмов в уездных городах, заводах, монастырях». Но надо учитывать, что губернскому архитектору по долгу службы приходилось достраивать, перестраивать, реконструировать и церковные здания разных эпох, стремясь выразить свою индивидуальность, навеянную настроением «русского стиля». Это мы видим в неповторимых образах Серафимовской единоверческой церкви, Предтеченской церкви, домовой церкви при Вятской Мариинской гимназии – храма во имя святой великомученицы Екатерины.

В 1917 году началось разрушение храмов, а с ним и уничтожение порядочных, трудолюбивых и искренне любящих свою родину людей. Не все вынесли испытание временем, но для Ивана Аполлоновича главным оставалось служение любимому делу, даже если мельчали заказы, ради выживания приходилось заниматься оформлением города к революционным праздникам… Он не оставил и общественной работы: боролся за художественно-исторический музей, спасал ценное собрание от разграбления, практически бесплатно занимался реконструкцией и ремонтом его здания… И всё-таки он остаётся верен архитектуре, и в 1919 году думает о будущем. Из письма к Н.Г. Машковцеву: «…Моя заветная мечта – построить новое, специально приспособленное здание музея…»

В 2017 году…

Спустя столетие мы всё ещё идём по чарушинской Вятке, любуясь сохранившимися храмами, особняком Булычёва, бывшим универмагом Клобукова, гостиницей «Центральная», угловым жилым домом на перекрёстке улиц Ленина и Герцена, банками на Спасской, зданием Вятской гуманитарной гимназии, где при входе на барельефе нас встречают верные друзья Юрий Васнецов и Евгений Чарушин в образах рабочего и крестьянина. Представители двух вятских художественных династий прославили Вятку на «брегах Невы» своим творчеством, создавая неповторимые детские книги… Проходя мимо зданий бывшего завода Крин, бывшей богадельни (до недавнего времени здесь размещалось протезно-ортопедическое предприятие) на углу Карла Маркса и Розы Люксембург, здания бывшего ВятГГУ и педколледжа, бывшей церковно-приходской школы на Пятницкой, все же радуешься хотя бы тому, что эти свидетели истории живы…

Яркая и долгая жизнь архитектора Чарушина была полна целеустремлённого упорства и великого смирения. Масштаб его деятельности, как и широту души, трудно осмыслить. Без электронных помощников, только ручным трудом и усердием Ивана Аполлоновича создано столько проектов и построено столько объектов, что нет ему равных в истории вятского градостроительства.

Мне думается, городским властям должно быть стыдно, что дом архитектора Чарушина сегодня на грани разрухи. Сколько бы ни писали об этом журналисты, сколько бы ни била тревогу общественность – в результате одни отписки. Чиновники неприступны в своем равнодушии. Хотя энтузиастами подготовлена и даже прошла общественные слушания архитектурная концепция создания в этом доме музея-усадьбы архитектора И.А. Чарушина. Потому невольно напрашивается параллель: в 1917 году городская власть хватала всё, чем можно было поживиться, в 2017-м она равнодушна…

Светлана Бушмелева,
председатель КРОО «Вятское общество имени архитектора И.А. Чарушина»