Главная > Лучшее > Замечательные люди земли уржумской: Геннадий Торчков

Замечательные люди земли уржумской: Геннадий Торчков

Отдавая долг памяти тем, кто десятилетия назад защитил нашу Родину от фашизма, уржумский журналист, постоянный автор «Кировской правды» Владимир Шеин продолжает выпуск книг на военно-патриотическую тему.

В конце прошлого года в Уржумском краеведческом музее для школьников города прошла презентация книги Шеина «Генерал А.И. Ратов». А уже в 2020 году Владимир Юрьевич переиздал (в авторской серии «Замечательные люди земли уржумской») вышедшие несколько лет назад книги «Кулик не велик, а всё-таки птица» – об участнике Великой Отечественной войны И.С. Кулигине, «Всю жизнь на уржумской сцене» – о труженике тыла, первом заслуженном работнике культуры РСФСР Ф.Л. Ларионове, и «Вятский юнга Северного флота» – о ныне здравствующем защитнике Отечества Г.Д. Торчкове.

Геннадий Дмитриевич Торчков родился 30 августа 1928 года в Юрьянском районе Кировской области. Как и его сверстники, ходил в школу, помогал родителям по дому, увлекался спортом, любил читать. В первые годы Великой Отечественной войны многие парнишки, ещё не достигнув призывного возраста, рвались на фронт – помогать отцам и старшим братьям громить фашистов. Дважды он пытался уйти в Красную Армию, но оба раза неудачно. В 1944 году был принят в Соловецкую школу юнг.

Геннадий Дмитриевич участвовал в одной из боевых операций по освобождению советского Заполярья. Вот как это описано в книге Владимира Шеина.

Замечательные люди земли уржумской: Геннадий Торчков«К берегу подходили на малых оборотах, и, как только киль о гальку заскрежетал, двигатели заглушили. Боцман в воду прыгает, зовёт Геннадия. Тот в темноте тоже за борт перемахивает. Время – середина октября, ледяная вода до пояса доходит, ноги сразу судорогой свело. В руках у них концы троса, за который трап с палубы тянут, выдвинули, а он до берега не доходит – коротковат, мелко тут оказалось, катеру ближе не подойти, потом с мели сняться трудно будет. Встали они и с двух сторон трап по краям держат, упёрлись, чтобы тяжесть выдержать, а по нему уже десантники бегут, не замочив ног на берег соскакивают, рассредоточиваются, за валунами, за скалами укрываются. Вот тут-то всё и началось: их заметили, вражеская сирена тревогу подняла, прожектора пытаются лучами через снежные заносы пробиться, пулемёты застрочили, пушки заухали. На берегу вспышки, разрывы, от скалистого грунта осколки отскакивают, свистят, с завыванием мимо проносятся. На море столбы воды поднимаются и с шумом опадают, волну нагоняют.

Только последний, двадцать пятый, десантник спрыгнул, боцмана с Торчковым на палубу вместе с трапом втянули и сразу в машинное отделение на просушку отправили. А катер в море начал отходить, развернулся и скорости прибавил, чтобы быстрее из зоны поражения огнём артиллерии уйти, за мысом спрятаться. В это время торпедные катера, каждый из них уже против своей цели стоял, выпустили торпеды по транспортам, которые пришвартованными у пирса стояли. Взрывы один за другим, пламя на вражеских кораблях бушует.

Геннадий не утерпел, голову из люка высунул, пытается разглядеть, что там, у берега, происходит. Но отошли уже порядочно, только оранжево-красные всполохи через снегопад и удавалось различить, постепенно и они во тьму ушли. Удачной вылазка оказалась. На наших кораблях потерь не было. Как только они из залива вышли, миноносцы навесным артиллерийским огнём через сопку стали обстреливать немецкую базу. Долго ещё канонаду слышно было.

Только на катере Геннадий Торчков обнаружил, что ранен. Когда сырые шинель, ботинки и брюки стаскивал, раскладывал для сушки на трубах, ещё ничего не чувствовал. А как обогрелся, заболела правая щека, дотронулся рукой, на пальцах осталась кровь, сплюнул слюну – тоже с кровью. Зеркала ни в машинном отделении, ни в кубрике не нашлось. Боцман, увидев побледневшего юнгу, осмотрел рану. Оказалось, что осколок прошёл вскользь, насквозь пропорол кожу щеки, но не повредил важные кровеносные сосуды…

Второе ранение юнга обнаружил уже в порту, когда катер пришёл на базу. Осколок мины, пропоров кожу ботинка и задев пятку, вышел через каблук. Вот так счастливо отделался Геннадий во время боевого крещения. Как выяснилось, принял его не только солёной морской водой, но огнём и вражеским железом. Раны быстро затянулись, и в медсанбат Торчков не обращался.

После завершения этой боевой операции даже многие бывалые моряки говорили, что всем им крупно повезло, что тот дерзкий налёт и высадка десанта почти без потерь – это как чудо».

Служба на флоте Г.Д. Торчкова продолжалась до 1951 года. После неё он избрал сугубо мирную профессию зубного техника, с которой и вышел на пенсию в 1992 году. Продолжая активную общественную деятельность, Геннадий Дмитриевич несколько лет работал в составе совета районной организации ветеранов, его фотография была помещена на районную Доску почёта.

В канун всенародного юбилея Победы Геннадию Дмитриевичу Торчкову была вручена медаль «75 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», а его супруге Галине Филипповне – памятная медаль «Дети войны».

Людмила Мачихина,
председатель Уржумской районной организации ветеранов.