Главная > Без рубрики > Выбор редакции > «Изуродованный вариант классической «Золушки»

«Изуродованный вариант классической «Золушки»

За что советская критика клеймила «Алые паруса» Александра Грина

Тот факт, что творчество Александра Степановича Грина не вписывалось в современную ему советскую литературу, ни у кого не вызывает сомнений. Однако, несмотря на то, что под конец своего жизненного пути он фактически стал изгоем в советском литературном мире, почти все произведения писателя-романтика были вполне легально напечатаны ещё до его смерти в 1932 году. Последующее ужесточение партийного контроля за культурой сделало неизбежными попытки «выбросить» А.Грина с «парохода советской действительности». Любопытно, что официальный удар по гриновскому творчеству был нанесён даже не в 1930-е годы, а намного позже – в период знаменитой «Кампании по борьбе с космополитизмом» на рубеже 1940–1950-х годов.

Эта кампания стартовала с известного постановления оргбюро ЦК ВКП(б) «О журналах «Звезда» и «Ленинград» от 14 августа 1946 года. Однако в тот момент творчество А. Грина не подверглось систематическим нападкам по причине его «периферийности» для текущего момента (всё-таки писателя к тому времени не было на свете более 10 лет). Целенаправленный удар по сказочной «Гринландии» пропагандистская машина нанесла уже на закате борьбы партии с «космополитами», в 1950 г., когда сразу несколько ведущих советских журналов выпустили разгромные публикации о Грине и его творчестве. По прошествии времени интересно взглянуть, за что же советская литературная критика клеймила покойного мечтателя.

Первой по времени публикации стала статья в журнале «Новый мир» «Проповедник космополитизма: Нечистый смысл «чистого искусства» Александра Грина» Виктора Важдаева, целиком посвящённая развенчиванию «своеобразного культа Александра Грина, третьестепенного писателя, автора «фантастических» романов и новелл, писателя, которого в течение многих лет упорно воспевала эстетская критика».

«Изуродованный вариант классической «Золушки»Настоящим апогеем статьи стали нападки на главное произведение А.Грина – повесть-феерию «Алые паруса». Автор охарактеризовал её как «изуродованный вариант классической «Золушки». Разница между двумя сказками, по его мнению, заключалась в том, что «народная «Золушка» – это сказка о вознаграждении счастьем за трудолюбие и мастерство. Золушка активно, действенно добивается счастья. Ведь его надо заслужить, говорит сказка, и Золушка заслужила его. А вот кичливые, ленивые дочери мачехи оказались посрамлёнными. Такова народная сказка. А. Грин создает свою, мистико-идеалистическую, пассивную, одинокую, противопоставленную народу Золушку-Ассоль, в судьбе которой раскрывается реакционная мораль: не борись с социальной несправедливостью, всё предопределено, счастье придёт само из какого-то таинственного потустороннего мира, из мистической «блистательной страны-мечты».

Далее В. Важдаев, во многом противореча себе, задается вопросами: «А так ли нереальна сказочная Гринландия? Нет ли у неё реального прототипа?» Критик с лёгкой непринуждённостью отвечает на поставленные вопросы: «В «Гринландии» деньгами служат американские доллары и английские фунты стерлингов…, матросы обращаются к капитану, называя его «сударь», корабли носят названия «Лукреция», «Ансельм», «Фицрой», «Палермо»… Всё это имена англо-саксонского происхождения… В этом мещанском низкопоклонническом благоговении перед «заграничным» – мелкая душа «Гринландии», не «страны-мечты», а всего только передней в особняке англо-американского босса».

В том же, 1950 г., но чуть позже, Грин неожиданно «удостоился» огульной критики со страниц ещё одного центрального журнала – «Советская музыка». Там вышла статья музыкального критика Маргариты Риттих под названием «Кому нужен такой спектакль?», посвящённая разбору балета «Алые паруса» композитора Виктора Юровского. Балет был впервые поставлен ещё в 1943 г. и успешно шёл на сцене Большого театра в Москве все предшествующие годы. Автором либретто к нему выступил А. Талантов.

Очевидно, что статья М. Риттих была направлена не только и не столько против самой балетной постановки, сколько против творчества А. Грина. Дальнейшие аргументы автора против «Алых парусов» без существенных изменений повторяют доводы предшественника. Характерный пример: «Как и в сказке Грина, в либретто Талантова действие происходит неизвестно где и неизвестно когда – вне времени и пространства (впрочем, если судить по именам действующих лиц и по некоторым другим признакам, перед нами довольно стандартные герои англо-американской литературы сентиментально-романтического склада). Основной мыслью балета является утверждение пассивной мечты, способной осчастливить маленького человека из народа. Счастье это, достигаемое случайным стечением обстоятельств, носит призрачный, мистический, нереальный характер. Такова судьба девушки Ассоль, мечтавшей о красивом и богатом герое…»

В общем и целом тон этих и других публикаций тех лет идентичен. Творчество А. Грина объявлялось космополитическим, буржуазным, реакционным, чуждым русской (и тем более советской) действительности, идеологически вредным и даже человеконенавистническим. Особое место в критике писателя занимало его увлечение образами англо-американской приключенческой литературы, что, несомненно, было актуально для советской пропаганды в условиях начавшейся «холодной войны». Тем не менее дальнейшая судьба гриновского творчества в СССР оказалась благоприятной. Вместе с десталинизацией и хрущёвской «оттепелью» книги А. Грина были реабилитированы. В 1956 г. их впервые за 10 лет стали издавать, а в 1961 г. на экраны страны вышел фильм «Алые паруса» режиссёра А. Птушко. После этого эхо «борьбы с космополитами» окончательно улеглось и произведения А. Грина заняли своё почётное место в отечественной культуре.

Павел Чемоданов,
зав. сектором научно-исследовательской работы и связей
с общественностью областного краеведческого музея