Главная > Век КП > Как вятские крестьяне строили железную дорогу в годы войны

Как вятские крестьяне строили железную дорогу в годы войны

Кировская область внесла немалый вклад в дело Великой Победы. Важной его составляющей стали трудовые мобилизации, проводимые в регионе в течение всей войны.

Только за 1942-1943 гг. в области было мобилизовано 416,8 тыс. человек, которые отправились на работу в Москву, Горький, Ижевск, северные порты и на Урал. Мобилизованные трудились на важных производствах и стройках. К числу последних можно отнести строительство вторых железнодорожных путей на участке Киров — Молотов.

«Выделить на строительство 4200 колхозников»

Вятскую землю и Пермский край на протяжении веков объединяли тесные экономические и культурные связи. Символично, что последнее перед началом войны постановление бюро Кировского обкома ВКП(б) от 21 июня 1941 г. было связано как раз со строительством вторых путей на железнодорожном участке от Кирова до Молотова (так в 1940-1957 гг. назывался г. Пермь). В постановлении за подписью первого секретаря Кировского обкома ВКП(б) В.В. Лукьянова был отмечен неудовлетворительный ход строительных работ на данном участке железной дороги. Так, полугодовой план по строительству путей был выполнен всего на 6%. В том же документе содержался ряд мер по исправлению ситуации. В частности, райкомам ВКП(б) и райисполкомам Просницкого, Зуевского, Вожгальского, Кумёнского и Богородского районов Кировской области предписывалось с 23 июня 1941 г. выделить на строительство вторых путей железной дороги Киров — Молотов 4200 колхозников, которые должны были привести с собой 2200 лошадей, а также иметь при себе весь необходимый инструмент.

С началом Великой Отечественной войны актуальность строительства вторых путей на железнодорожном участке Киров — Молотов только возросла. Об этом можно судить по следующему факту: в соответствии с постановлением Кировского обкома ВКП(б) и облисполкома от 10 декабря 1941 г. районным руководителям предписывалось мобилизовать на строительство ещё большее число колхозников в порядке «трудгужповинности» (т. е. со своими лошадьми). Так, Фалёнский район должен был выделить для этого 4000 человек и 800 лошадей, Зуевский — 4500 человек и 1000 лошадей, а Просницкий и Кировский — по 3000 человек и 600 лошадей каждый. Кроме того, сам штаб (именно так!) строительства должен был отныне разместиться в г. Кирове.

Не так гладко, как на бумаге…

Условия труда и жизни работников были крайне тяжёлыми. Так, мобилизованным колхозникам выдавали в качестве продовольственного пайка всего по 500 граммов хлеба в сутки. От мобилизации освобождались следующие категории населения: 1) рабочие и служащие, занятые на государственных предприятиях; 2) беременные женщины (за месяц до родов и на месяц после); 3) женщины, кормящие грудью; 4) матери-одиночки с детьми до восьми лет; 5) нетрудоспособные по болезни. Остальные граждане в возрасте от 14 лет и старше подлежали мобилизации, а уклонение от неё наказывалось самым суровым образом.

Стоит отметить, что власть пыталась оказывать мобилизованным хоть какую-то материальную поддержку. Так, в январе 1942 г. в адрес председателя Кировского облисполкома И.Л. Иволгина и первого секретаря Кировского обкома ВКП(б) В.В. Лукьянова из Москвы от имени председателя комитета продовольственно-вещевого снабжения Красной Армии А.И. Микояна была направлена телеграмма, в которой предписывалось выдать мобилизованным колхозникам 6700 комплектов обмундирования, изготовленного предприятиями местной промышленности. Было это предписание исполнено или нет, на сегодняшний день неизвестно.

На практике трудовая мобилизация местных колхозников на железнодорожное строительство проходила не так гладко, как на бумаге. Согласно совместному постановлению бюро Кировского обкома ВКП(б) и облисполкома от 3 июня 1942 г., на строительстве вторых путей железнодорожного участка Киров — Молотов к концу месяца должно было работать 7000 пеших и 3000 конных рабочих из 13 районов Кировской области. В реальности в конце июня на строительстве было занято 3930 пеших и 985 конных рабочих, т. е. менее половины от запланированного количества. Вместе с тем в отдельных районах наблюдалось перевыполнение плана по мобилизации рабочей силы. К примеру, руководство Бельского района Кировской области в том же месяце обеспечило выход на железнодорожное строительство данного участка 900 пеших колхозников вместо 750 по плану.

Лучшим работникам — спички, мыло и соль

Недостаток рабочей силы и её низкое качество (в силу нехватки трудоспособных мужчин на строительство в основном мобилизовывали пожилых людей, женщин и подростков) сказывались на объёмах выполняемых работ. Если в июне 1942 г. работающие на участке железнодорожного строительства колхозники по плану должны были ежесуточно выполнять 35000 кубометров земляных работ, то фактически ими выполнялось в среднем лишь 8833 кубометра. Не спасали положение даже меры руководства по поощрению трудовой активности работников: выполняющим нормы колхозникам выдавался дневной паёк 800 граммов хлеба, в то время как остальные получали лишь стандартные 500 граммов. Кроме того, для лучших работников предусматривалась выдача дефицитных (по меркам военного времени) товаров: табака, мыла, спичек и соли.

Все перечисленные трудности привели к тому, что строительство вторых путей железнодорожного участка Киров — Молотов так и не было завершено к 1945 году. В частности, к окончанию I квартала 1944 г. в Кировской области было сдано в эксплуатацию лишь 50 км этих путей (при расстоянии между городами почти 500 км.). Судя по всему, темпы строительства в Молотовской области были не выше. Об этом говорит тот факт, что вторые пути начали функционировать на участке уже в послевоенный период. Несмотря на все лишения и трудности, которые испытали мобилизованные вятские крестьяне, строительство вторых путей на железнодорожном участке Киров — Молотов стало одной из самых крупных экономических неудач в истории Кировской области времён Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

Павел ЧЕМОДАНОВ