Главная > Век КП > Километры фотоплёнки Николая Шилова

Километры фотоплёнки Николая Шилова

3 октября известному вятскому фотохудожнику, участнику Великой Отечественной войны исполнилось бы 95 лет.

Фронтовик, репортёр и замечательный мастер светописи, член Союза журналистов России Николай Александрович Шилов не дожил до 50-летия Победы всего несколько недель.

Военные годы

Война ворвалась в его раннюю юность. После окончания семилетки котельничский паренёк был зачислен на первый курс Горьковского техникума связи. Учился Николай прилежно: за четыре семестра в зачётке у него значились 26 оценок «отлично» и только 9 – «хорошо». Окончил техникум в 1941 году. Получив диплом, приехал на работу в Котельнич. Но в ноябре 1942-го был призван в армию.

Судьба хранила его. Прежде чем попасть на фронт, он прошёл обучение в Вишкиле, затем в Кирове. Присягу принял 11 июля 1943 года. И уже в августе сержант Николай Шилов прибыл с пополнением на Северо-Западный фронт под Старую Руссу, на самую передовую.

Вот как вспоминал об этом времени Николай Александрович: «Наступило затишье после боя, а мои товарищи лежат, не встают с земли. Почти все погибли… В окопе неожиданно появляется капитан и спрашивает: «Кто из вас связист?» Докладываю: «Я связист». Так оказался в дивизионной радиомастерской. Был ранен. Подлечился и снова – первый эшелон, 23-я инженерно-сапёрная бригада…»

Вот лишь некоторые сведения из его красноармейской книжки. В августе 1943 года Николай служил в отдельной роте связи 713-го стрелкового полка, позже – в 893-й отдельной роте связи 171-й стрелковой дивизии радиомастером в звании сержанта. 25 сентября 1945 года был демобилизован. Отмечены его боевые заслуги: орден Красной Звезды, медали «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». К этому надо добавить, что был он контужен, ранен. И один осколок в руке проносил до конца жизни.

После перестройки в одном из интервью Шилов сказал: «Каково моё отношение к тому, что некоторые «новые русские» утверждают сейчас, мол, зря мы воевали с Германией? Хм… Тут – вне всякой логики. Всё вокруг полыхает, война идёт. А мы бы сидели, лапки сложили: отдадим Ленинград, Москву… Ишь ты, какие умники нашлись! Есть же Отечество! И для нас было важно только одно – любить Родину, служить ей делом и душой!»

И в мирное время Николай Александрович оставался любящим сыном своей страны, отразил в фотографиях красоту её природы, будни и праздники её тружеников.

Всё начинается с детства

Где же истоки его жизнелюбия, неиссякаемой любви к Родине, интереса к людям? Сам Шилов считал, что его творческое начало было заложено в детские годы.

Родился он в семье вятских крестьян Шиловых – Александра Георгиевича и Анны Кирилловны – в Ижевске, куда отец, «как человек смышлёный, уехал поплотничать». Позднее семья пополнилась ещё двумя детьми. Когда Коле исполнилось 11 лет, отец ушёл от них, и все заботы легли на мать. К тому времени Шиловы жили в Котельниче. Старший сын с первого класса учился в средней школе № 1, дома помогал матери. Корову им пришлось продать, купили козочку. Вместе с восьмилетним братом Васей и шестилетней сестрой Ниной ухаживали за кроликами и утками. Мать устроилась работать в пекарню, трудилась с утра до ночи. Её стараниями дети были сыты, обуты и одеты. Бывало, Коля с матерью ночами стояли в очередях, чтобы купить галоши или какой-нибудь материал на одежду. Что-то мать перешивала для младших. Обстановка в доме была самая скромная.

Житейские невзгоды не вносили сумятицу в семью: мир и лад мудро поддерживала мать. Она наставляла ребят: «Дети, друг от друга-то далеки не будьте. Чужого никогда не берите. Деньги лежат на земле – не поднимайте, больше потеряете. Будьте к людям добрее, и они вам добром ответят». Сама Анна Кирилловна происходила из несправедливо раскулаченных и сосланных на Чусовую крестьян, но не озлобилась на жизнь и не пала духом, сохранив душевную чистоту и верность семейным традициям. Оставшимся без поддержки отца детям помогали его родные: то рыбки пошлют, а то и десяток-другой яиц, запечённых в пироге. Каждое лето ребятишки ездили к ним в деревню Щетинёнки, что в четырёх километрах от села Спасского на Моломе. Там очень живописные увалы да перелески. Дед Егор Исаевич был заядлым рыбаком и грибником. Часто брал с собой старшего внука. Вспоминал Николай Александрович, как он впервые пошёл на рыбалку. Всё ему было интересно, без конца задавал вопросы. И вдруг дед сказал ему: «Тихо, тихо, рыбу вспугнёшь!»

А до реки ещё полкилометра надо было идти. Лес берегли: если ребёнок по пути обломит веточку, то этой же веточкой его и отстегают по «мягкому месту»…

Ещё школьником заинтересовался Николай фотографией. Денег на покупку фотокамеры у матери не было. Тогда он нанялся огребать от снега крышу школьного здания. На заработанные деньги в 1938 году и купил себе простенькую камеру.

А всерьёз занялся фотографией уже в послевоенное время. И тут судьба сделала Шилову ещё один подарок – встречу с маститым фотомастером А. В. Скурихиным. Анатолий Васильевич по-доброму отнёсся к начинающему коллеге: давал ему читать журналы «Советское фото», рассказывал об искусстве делать снимки и о старых мастерах фотографии. Брал Николая на натурные съёмки.

Работал в «Кировской правде»

Профессиональным фотографом Шилов начал работать в районной газете Нагорска, продолжил в «Кировской правде», «Комсомольском племени». Годами глаз его «формировался фотографически». В 1956 году его пригласили в газету «Лесная промышленность» штатным выездным фотокорреспондентом. Позже получил приглашение в газету «Советская Россия», где нужно было сначала доказать своё мастерство. Первая же командировка на тюменские нефтеразработки оказалась удачной. Отснятый за три недели фотоматериал получил высокую оценку у партийного руководителя Тюмени.

С 1969 года Николай Александрович прочно осел в родном Котельниче. Прежде всего его интересовали люди. «Я у них учился. Я – это концентрация встреч человека с человеком», – говаривал он. Мог часами рассуждать об искусстве фотографии – своей единственной и всепоглощающей страсти. Тщательно подбирал к фотоснимкам стихи великих русских поэтов, давал оригинальные, образные названия своим фотосюжетам.

Помимо многочисленных публикаций в газетах и журналах, фотографии Шилова экспонировались на различных, в том числе и международных, фотовыставках и фотоконкурсах, украшали стены Домов культуры, библиотек, учебных заведений. Николай Александрович щедро одаривал ими своих друзей и земляков, ведь в них была вложена его восторженная душа.

Шилова волновало, как сберечь и приумножить традиции вятских фотографов – С. А. Лобовикова, А. В. Шишкина, А. В. Скурихина, А. М. Перевощикова и других мастеров светописи. Ратовал за то, что существует вятская школа фотографии. Его мечтой было создание Вятского фотографического музея…

За годы жизни у Н. А. Шилова накопилось огромное количество фотографий и километры отснятого материала – более 6 тысяч плёнок. Он хотел это фотонаследие оставить людям, сделать его всеобщим достоянием. Не один год тщетно обивал пороги начальников, чтобы добиться издания своего фотоальбома. И только благодаря участию и финансовой поддержке Ассоциации «Аэлита» осенью 1994 года, к 70-летию Николая Александровича, был выпущен его фотоальбом «Вятка – любовь моя».

Километры фотоплёнки Николая Шилова

Прошло более двадцати лет, как не стало фотохудожника Николая Шилова, а искусство его осталось с нами. Берём фотоальбом и как будто вместе с ним любуемся вятскими пейзажами; широкой Вяткой под Котельничем в ледоход, берёзами в серебряном уборе; полосатыми тенями стволов деревьев на белом снегу, разноцветными луговыми травами… Невозможно оторвать взгляд от маленьких шедевров: только что распустившаяся веточка вербы на просвет и первая бабочка на ней, прозрачные парашютики одуванчика, нежный цветок шиповника, фарфоровой белизны водяная лилия. Чудесны и его натюрморты из лесных ягод и грибов в корзинах, овощей, фруктового ассорти. Всё радует глаз и греет душу!

Татьяна КАРМАЗИНА
(При подготовке материала использованы документы из архива Б.В. Садырина)