Главная > Интервью > Мистер «Калинка»: «В Кирове живут мои однополчане»

Мистер «Калинка»: «В Кирове живут мои однополчане»

В Кирове выступит ведущий солист ансамбля песни и пляски им. А.В. Александрова, народный артист России Вадим Ананьев. Мистер «Калинка», как его называют поклонники. Один из немногих оставшихся после трагедии над Чёрным морем солистов коллектива. На последний рейс самолета «Ту-154» с ансамблем на борту он не попал из-за рождения у него третьего сына.

Накануне концерта перед вятской публикой Вадим Петрович ответил на вопросы корреспондента «Кировской правды».

Песни для президентов и королей

– Вас называют Мистер «Калинка». Как появился такой «творческий псевдоним»?

– Да, наверное, это можно назвать «творческим псевдонимом». Его придумали во время наших заграничных выступлений. Никаких историй с этим связано не было, просто иностранцам сложно запомнить имя и фамилию. Поэтому они уже давно называют так всех известных исполнителей песни «Калинка». До меня Мистером «Калинка» уже были народный артист СССР Евгений Беляев, заслуженный артист РСФСР Георгий Виноградов, народный артист Российской Федерации Василий Штефуца.

– Ансамбль имени Александрова выступал во многих «горячих точках». Какие на вашем счету?

– Я выступал в Чечне, туда мы ездили всем ансамблем. Выступал в Югославии, когда ещё была такая страна.

– Однажды вас пригласили дать концерт перед Папой Римским. Как это произошло?

– Для Иоанна Павла II я пел в Ватикане. Он сам выбирал программу – песни, которые ему хотелось бы услышать в исполнении разных певцов и музыкантов. Среди них оказались «Соловьи» и «Калинка», которые пел я. После концерта меня пригласили подойти к Папе Римскому и из его рук я получил серебряную медаль, которая сейчас лежит в моём домашнем архиве.
Кстати, потом, когда Иоанн Павел II умер, я вновь посетил Ватикан. Меня пригласили выступить уже перед Бенедиктом XVI. Он собирал деятелей искусства со всего мира – художников, композиторов, кинорежиссёров, тех, кто так или иначе помогал церкви – создавал храмы, реставрировал иконы, снимал фильмы на библейские сюжеты… Для них был большой концерт, выступало много известных музыкантов. И я вновь получил серебряную медаль. Так что довелось дважды посетить Ватикан и дважды из рук Папы Римского получить высокую награду. Думаю, что такое бывает достаточно редко.

– Кто ещё из мировых первых лиц был среди ваших слушателей?

– Выступали перед Джорджем Бушем-старшим. В 1989-м ансамбль пел для него на зелёной поляне перед американским Белым домом. Расположились рядом с только что приземлившимся президентским вертолётом. Как-то раз был концерт для премьер-министра Канады Брайана Малруни. Мы вообще очень часто пели перед принцами, королями, лидерами государств. Ансамбль обречён на это. Выражаясь современным языком, наш коллектив – известный мировой бренд. У нас плотный гастрольный график – не только за границей, но и в России.

Ансамбль Александрова. Новый состав

– Когда может быть окончательно сформирован новый состав ансамбля?

– Если мы на какое-то время откажемся от концертной деятельности, новый состав удастся сформировать быстрее. Но всё равно это будет довольно длительный процесс. Шестьдесят человек хора должны работать как единый организм. А для этого певцам надо спеться, а музыкантам – с хором сыграться. Нужна серьёзная репетиционная работа на базе, иначе ничего не получится.
Когда будет сформирован состав и подготовлена программа, её надо будет сначала обкатать. Потому что одно дело, когда исполняешь песни в репетиционных аудиториях, а другое дело – на сцене.

– Прослушивания солистов сейчас идут?

– Комиссия работает каждый день, с 11.00 до 18.00. Отбор солистов очень жёсткий. Если у тенора нет верхнего «до» или «си», он не пройдёт конкурс просто потому, что потом не сможет справиться со своей работой. Если будет недобор, в ансамбль абы кого не станут брать лишь бы заполнить все места. А подождут достойных в плане профессионализма вокалистов. Хотя выбор, как оказалось, достаточно большой. На прослушивании я слышал несколько очень хороших баритонов. Басы есть. Теноров всегда не так много, всегда не хватает.
В балет уже пригласили восемь человек, а надо ещё человек десять. Потому что балет очень сильно пострадал. Двадцать человек погибли, осталось всего четверо. Четверо ребят, а девочки все погибли. Есть танцовщицы, которые сейчас в декрете. Они, естественно, вернутся к работе, но выступать надо начинать уже скоро.

– Лично вам, наверное, стало сложнее гастролировать? Дома ведь маленький ребёнок…

– Маленький ребёнок – это, конечно, непросто. Иногда выходим из положения, приглашая няню. Но на гастроли летать всё равно надо. Жизнь артиста непредсказуемая: сегодня – здесь, а завтра – уже где-нибудь на Кубе. Бывает, что на гастроли летим целую ночь. Выступаем. И назад ещё одну ночь лететь надо. Приезжаешь домой никакой – хочется лежать пару дней и ни о чём не думать. Или, например, выступление где-нибудь на Камчатке… Там же разница с московским временем очень ощутимая, но надо выходить и петь, несмотря на то, что страшно хочется спать.

– Было время, когда вы работали совсем недалеко от Кирова – в Йошкар-Оле…

– Да, был солистом Марийского театра оперы и балета в течение года. Но в Кирове бывать не доводилось. Проезжал мимо. Хотя в городе у меня есть хорошие друзья, с которыми мы вместе служили в армии. Из ваших мест и музыкант ансамбля Александрова Алексей Скачков. С ним мы, кстати, учились у одного педагога в Российской академии музыки имени Гнесиных.

В Киров – с группой поддержки

– Вы тридцать лет в ансамбле. За это время можно собрать целую серию гастрольных баек…

– Историй достаточно много. Например, в конце 1980-х во время заграничных гастролей мой коллега, с которым мы жили в одном номере, решил выпить чаю. Поставил кружку с водой на стол, включил кипятильник. Подогрел воду и смотрит: из-за большой температуры на столе под кружкой образовалось огромное пятно. Что делать? Платить штраф в валюте не хотелось. Мой сосед быстро собрался и куда-то ушёл. Вернулся… с пилой, которую купил на ближайшем рынке. Аккуратно распилил стол, упаковал по пакетам и вынес из гостиницы. Потом горничная удивлялась: «Где стол?» А мы ей отвечали: «Какой стол?! Не было никакого стола». Даже администратор разбираться приходил, но так никто ничего и не узнал.

Другая история случилась в отеле в Хельсинки. Там в номерах оказались микроволновки. Один из наших солистов решил подогреть банку с тушёнкой, и она у него взорвалась. Помню: иду вечером по коридору, а из соседнего номера дым валит. Выбегает мой товарищ и рассказывает: «Только положил банку в микроволновку, только включил, а она как даст!»

Со временем многие такие истории легендами обрастают. Жизнь – штука интересная, а ансамбль Александрова – одна большая семья. Все друг друга знают. Все знают детей друг у друга. Нередко ездили отдыхать на море по две-три семьи вместе. И, конечно, очень больно, что некоторые детишки остались после трагедии над Чёрным морем без родителей.

– В Кирове уже появились афиши, которые сообщают: 4 февраля, в эту субботу, у вас концерт (начало в 18.00) в Вятской филармонии. Какие песни услышит публика?

– Советские песни, арии из оперетты, романсы, народные, неаполитанские песни. Я приезжаю с певицей, заслуженной артисткой Молдовы Светланой Мареевой. У нас с ней несколько дуэтов. Спою и «Калинку», и другие песни из репертуара ансамбля Александрова. «На солнечной поляночке», «Смуглянку»… Единственное – танцев не будет. А музыка и вокал – пожалуйста. Блантер, Соловьёв-Седой, Птичкин, Дунаевский.
Будет и балалайка. Один из лучших в мире балалаечников Константин Игнатьев. Он лауреат международных конкурсов, тоже участник нашего ансамбля. К сожалению, он потерял жену в той поездке. Улетел на грузовом самолёте «Ил-76». А жена у него в «Ту-154» летела. Случившееся конечно, очень большая трагедия, которая коснулась всех нас.