Главная > Без рубрики > Выбор редакции > Письма Шолохова. Вятский архив

Письма Шолохова. Вятский архив

В Центральном государственном архиве Кировской области (ЦГАКО) хранится уникальная переписка знаменитого писателя, лауреата Нобелевской премии Михаила Шолохова с уроженцем вятской земли Дмитрием Крупиным, занимавшим в тридцатые – пятидесятые годы прошлого века должность управляющего делами ЦК ВКП (б) (с 1952 г. – ЦК КПСС). Сегодня – окончание рассказа о хранящихся в архиве письмах.

На память – главы из романа

Помимо писем посылал писатель своему товарищу в войну и отрывки из романа «Они сражались за родину», которые готовились к печати. Так, на гранках из газеты «Правда» писатель сделал следующую дарственную надпись:

«Д.В. Крупину – с большим дружеским чувством оставляю этот кусок как залог того, что новый роман о войне будет дописан автором, который седеющего Крупина искренне любит и питает к нему наилучшие чувства. М. Шолохов. 10.3.43.»

Десятилетие спустя очередная дарственная надпись Шолохова сделана уже на гранках романа «Поднятая целина», отрывки из которой также готовились к публикации в газете «Правда»:

«Д.В. Крупину. Накануне Нового года с грустью вижу, как мало у меня осталось настоящих, истинных друзей. «Иных уж нет, а те – далече…». И тем с большей радостью дарю этот пахнущий типографской краской кусочек действительности 30-х годов одному из самых дорогих друзей, сумевшему обогнать меня в жизни на десять лет. С любовью и добрыми дружескими чувствами. М. Шолохов, Москва. 31.12.55».

И еще один автограф Михаила Шолохова Крупину на рукописи «Поднятой целины»:

«Дорогому Дмитрию Васильевичу Крупину с госпитальной улыбкой. М. Шолохов. 11.4.57».

В фонде краеведа Пленкова сохранились и три телеграммы, которые знаменитый писатель в разные годы посылал своему товарищу в столицу из станицы Вёшенской. В том числе и такая: «9 мая 1945 года. КРУПИНУ ПОЗДРАВЛЯЮ ПОБЕДОЙ КРЕПКО ОБНИМАЮ =ШОЛОХОВ»

Послевоенные послания

Война закончилась, а переписка писателя и нашего земляка продолжалась. Публикуем выдержки из некоторых писем Шолохова, сохраняя орфографию и пунктуацию автора.

Дорогой Дмитрий Васильевич! Что касается моего строительства, то тут я целиком завишу от Вас. Не сочтёте ли вы возможным послать в Вешки знающего человека, чтобы он помог выбрать место, сообразно строительному плану, и чтобы он прикинул, что из имеющихся строений и старого дома можно использовать для переноски хаты в Букановскую. Специалистов по этой части у нас нет, а я в этих делах разбираюсь не больше чем в китайской грамоте. Вся поездка у него заняла бы буквально считанные дни, а для меня это было бы весьма важным делом.

О себе почти нечего сказать. Пишу, охочусь. Плоды трудов на последнем поприще посылаю. Вальдшнепы в этом году летят не ахти как здорово, но в поте лица за день хождения по придонским лесным дебрям можно кое-что добыть. Очень прошу поручить хозяйке как следует их зажарить, а Вам выпить под эту королевскую дичь стопку за здоровье стареющего, но неутомимого охотника.

К слову: в поезде Москва – Ростов с рук продают чахлые пирожки и водку.

И тут такая курьезная деталь для писателя-юмориста: продавщица не говорит обычное «А вот кому… Не угодно ли»… Нет, она с деловитым видом открывает дверь купе и вопрошает: «Граждане! Кто забыл выпить сто грамм?». Такой сервис по-ростовски меня просто растрогал!

Весна у нас скучная. Идут дожди, мешают сеять. Пахать только что начали и то на серопесках. Очень много уполномоченных обкома, и старики качают головами и говорят: «Ну, это к неурожаю…».
Наши всем Вам низко кланяются. Обнимаю Вас и крепко жму руку.Ваш М. Шолохов.

Дорогой товарищ Крупин!

Через Ваше посредство обращаюсь к ЦК родной партии со следующей просьбой: как Вам известно, мой сын женат на дочери члена Политбюро Болгарской компартии А. Югова. В настоящее время они находятся в Болгарии и через месяц должны быть в Москве, чтобы приступить к учебе в Тимирязевской С/Х Академии, где они завершают учение на 4 курсе Академии. Министр товарищ Югов получает не так много денег, чтобы обеспечить прилёт наших детей в СССР. Как писатель великой державы, считаю для себя унизительным и неприемлемым обращаться за денежной помощью к кому-либо кроме Вас, и прошу о следующем: на моем текущем счету за переводы моих книг в Англии и Америке во Внешторгбанке имеется семьсот (с чем-то) американских долларов, не откажите в товарищеском одолжении – исхлопочите возможность перевода суммы, равной в переводе на наши рубли 1800, – чтобы мои ребята могли долететь до Москвы, не прибегая к помощи болгарского родителя.С уважением к Вам. М. Шолохов. 8.7.51 г.

Письмо из Швеции

Дорогой Дмитрий Васильевич! Пользуясь оказией, пишу Вам о первых впечатлениях от Скандинавии. Хорошая страна и хороший, трудолюбивый, но зажиревший народ. Свежие овощи и фрукты едят круглый год, так как, используя свой огромный торговый флот, везут овощи и фрукты со всего света. Сейчас, например, ввозят бананы, черешню, груши, яблоки, даже молодую картошку и помидоры из Аргентины, с Канарских островов, из Индии и Японии. Черт знает, откуда только не везут, и все это стоит дешево.

Говорят, что страна продает фрукты населению иногда себе в убыток, заботясь о здоровье нации. Возможно, что это и отвечает действительности. Но им хорошо, черт бы их побрал, не воевав 150 лет, наживаясь на чужих войнах, этак роскошно жить. Попробовали бы так, как мы…

Наряду с этим очень дорог труд. Всякий труд дорог. Хорошо зарабатывают строители, даже чернорабочие; но питание – дорого, в частности – мясо. В этом отношеньи Швеция – страна диких контрастов: бананы стоят 3 кроны килограмм, а мясо – 15. Побриться берут 7 крон, а рубашка стоит 15-20, и так далее.

Баснословно дорога вся техника. Приведу несколько примеров: в Швеции никто из наших не имеет телевизоров. Дешевенький стоит 1800-2000 крон. Паркеровская ручка – 200 крон, бинокль – 700, даже перочинный нож – 18-22 кроны. И в то же время сносные ботинки стоят 30 крон, уборщица зарабатывает 600 крон… Голову сломаешь, разыскивая эквиваленты!

Спокойно и размеренно идет здесь жизнь в промышленности, с/х. х-стве, строительстве. Дети в парках чинны и бесшумны. Чистота всюду, очень красиво, но всё чужое до тошноты! И уже тянет домой. Нет, видно, по «заграницам» ездить другим, а я, как и прежде, скоро скажу: «Хороша страна Болгария, а Россия лучше всех!» русский я до мозга костей и никакие чужие красоты и прелести не променяю на свою степь, на подмосковную милую сердцу красоту.

Встречает меня шведская общественность чрезвычайно тепло. Со страниц газет всех направлений не умолкают голоса о присуждении мне Нобелевской премии. Даже наши враги говорят об этом. Что ж, пусть присуждают! Я покажу им, как распоряжаются премиями коммунисты, особенно русские коммунисты. И я, и Мария Петровна не тряпичники, и мы твердо решили: если присудят Нобелевскую премию – каблуками перед шведским королем я щелкну, а всю премию передам моему родному правительству и партии, которой я всем обязан, и попрошу построить дом для сирот. Ведь вы же, мой дорогой и далекий друг, не хуже меня понимаете, что нет для меня на свете ничего дороже, чем уважение товарищей и народа, и поступить иначе я не могу. Против совести не пойдешь.

В этом свете мне хочется сказать и о другом: высоко держу звание советского человека, ни лишнего слова, ни лишнего глотка. Почти полный сухой закон! На приемах, где пьют много и долго, разрешаю себе только одну рюмку коньяка и – баста! Так что пусть никто из вас обо мне не беспокоится. Да и не только на приемах. Что-то я охладел к этому «развлечению»… Крепко Вас обнимаю! Ваш М. Шолохов.

Последнее письмо написано знаменитым писателем в Стокгольме в 1957 году – уже тогда, как видим, открыто говорилось о возможности присуждения Шолохову Нобелевской премии. Но на самом деле случится это еще не скоро – только 8 лет спустя, в 1965 году, когда Михаил Александрович отметит уже свое 60-летие…

Вот таким ценнейшим эпистолярным кладом обладает вятский архив.

Остаётся добавить, что сообщение о хранящихся в ЦГАКО уникальных документах, связанных с именем знаменитого писателя, лауреата Нобелевской премии Михаила Шолохова, отправлено в Институт русской литературы Российской академии наук (Пушкинский дом), а электронные копии документов предоставлены Государственному музею-заповеднику Шолохова в станице Вёшенской Ростовской области.