Главная > Без рубрики > Выбор редакции > «Расследование как сюжет для детектива? Почему нет?!»

«Расследование как сюжет для детектива? Почему нет?!»

Об особенностях работы уголовного розыска на Вятке, о сентиментальных преступниках и отчаянном грабителе, выпрыгнувшем с шестого этажа.

Сегодня уголовному розыску страны исполняется 100 лет. Накануне круглой даты корреспондент «КП» встретился с заместителем начальника отдела Управления уголовного розыска УМВД по Кировской области Денисом Шелеметьевым.

В уголовном розыске Денис Сергеевич – более двадцати лет. Начинал с оперативно-поискового отдела. Потом был в оперативно-сыскном отделе, оперативно-розыскной части… Прошёл все ступени.

– Выбор был осознанным и целенаправленным, – говорит Денис Шелеметьев. – Шёл именно в уголовный розыск, ведь он стоит на рубеже борьбы с преступностью. Может, это и громкие слова. Но я уверен, что ни одна другая служба не осуществляет такой объём мероприятий по раскрытию преступлений. Да, другие службы тоже важны. Спорить не буду. Но наше подразделение – костяк людей, которые не считаются ни с личным временем, ни со своими делами. Работа – на первом месте. И родные не обижаются, потому что понимают.

Непосредственное направление нашего отдела – расследование имущественных преступлений, связанных с кражами из квартир, а также садов и организаций, краж из АМТС, грабежей и разбойных нападений.

– Сейчас время интернета и, считается, что воровство «уходит» туда. Можно говорить о снижении количества ограблений?

– Постепенное снижение происходит. И мы видим это по итогам каждого года. Но здесь важно понимать, с чем мы сравниваем эти показатели. Если сравнивать с разгулом преступлений 1990-х, то снижение, конечно, колоссальное. А если анализировать цифры последних трёх-пяти лет, то снижение не столь значительное.

– Как правило, преступники попадают в чужие помещения через дверь, взломав или вскрыв замок. Насколько сложны для профессионалов замки большинства кировских квартир, можно сказать?

– В 1990-е регистрировалось немало квартирных краж, совершённых квалифицированным способом – путём подбора ключа или взлома двери. Сейчас основная масса преступлений – результат совместного распития алкогольных напитков, когда в квартиру попадают малознакомые личности. Хозяин жилища в определённый момент впадает в забытьё от принятой дозы алкоголя, а, придя в себя, обнаруживает, что рядом нет ни «новых друзей», ни ценных вещей.

Второй распространённый способ – когда грабители проникают в квартиры под видом социальных работников. Чаще всего от них страдают граждане пожилого возраста. Также жулики попадают в квартиры под видом продавцов техники, мёда. В садах продают бензоинструменты, но внимательно осматривают то, что есть в доме, чтобы потом вернуться и совершить кражу. Как правило, они приезжают на машинах. О появлении таких граждан необходимо сообщать в полицию – чтобы мы могли проверить их паспорта и цель нахождения на территории садовых обществ.

– Что порекомендуете сделать в первую очередь, чтобы обезопасить имущество в своей квартире?

– Самый эффективный метод защиты – это, конечно, установка сигнализации. Конечно, её могут позволить себе далеко не все. Тогда как установка металлической двери – более доступный вариант. Желательно, чтобы дверей в квартире было две: первая входная – металлическая (с двумя замками разного типа), вторая – простая. При этом, даже отправляясь в магазин, необходимо запирать обе двери. Уходите на 5 минут, на час, на полдня или на день? Закрывать двери надо всегда! Тем, кто живёт на первом этаже, приходится напоминать о том, что форточки нельзя оставлять открытым. А у нас летом можно даже открытые окна увидеть… Это же как «зелёный билет» для жуликов. «Грех не сползать», как говорится. Да, душно летом. Но открывать окна и форточки можно лишь тогда, когда вы дома. А, уходя, будьте добры: закрывайте! Это же ваше жилище. Не надо провоцировать преступников.

– А как с садовыми кражами? Раскрывать такие преступления реально?

– Раскрывать кражи в садах действительно очень сложно. Почему? Потому что о преступлении мы узнаём лишь спустя три-четыре месяца. Домик с осени и до весны стоял заколоченным или закрытым. В течение этого времени владелец здесь не появлялся. Следы преступлений обнаруживаются, когда приходит время снег с крыши скидывать или когда в майские праздники люди приезжают. Похищенные вещи к этому моменту уже несколько владельцев сменить успевают: сначала одному перепродали, потом – другому. Период времени – очень большой. Время упущено.

– И отпечатков пальцев нет?

– Зимой, в минус 20, грабители в перчатках работают. Так что отпечатков, как правило, нет. Поэтому, чтобы не лишиться каких-то ценных вещей, лучше заранее – на всю зиму вывезти их в город: бензоинструменты, электроинструменты, а также предметы, которые просто дороги. Лучше увезти – вот такой совет, исходя из всего, что мы в своей работе повидали.

– Вас уже ничем не удивить?

– Иной раз всё-таки удивляемся. Например, встречаются весьма сентиментальные преступники: они находят в квартире золотые украшения – цепочки и серёжки забирают, а крестики аккуратно в сторону откладывают, оставляют.

Раньше преступники часто выносили крупногабаритные телевизоры. Сейчас ничего такого нет – лишь то, что поместится в сумке: украшения, деньги, гаджеты, сотовые телефоны.

– Какое-то из ваших расследований могло бы стать сюжетом для детектива? Как вам кажется?

– Почему нет? Мы несколько раз задерживали лиц, которых ранее уже неоднократно арестовывали и осуждали. С некоторыми «активно занимающимися кражами» подобное до трёх раз было. Перефразируя фразу из известного фильма, можно сказать так: «украл – вышел – снова украл – в тюрьму».

Однажды задержали серийного вора, на счету которого было около 45 эпизодов. Самое интересное, что у него была такая память, что он мог по каждому преступлению безошибочно вспомнить и рассказать, где лежала или находилась та или иная вещь. И он помнил это по каждой квартире.

– В засаде вам и вашим коллегам сидеть приходится?

– Приходится. Хорошо помню, как задерживали одну группу, которая занималась кражами из коттеджей. Наверное, часов пять провели в сугробе – караулили. Знали, что они должны прийти… Откуда знали? Не буду всей специфики работы открывать. Но информация была достаточно точной, и надо было её проверить.

Особую сложность составляют поиски «гастролёров» – людей, колесящих по всей России. Их оказывается очень проблематично задержать: они проводят в городе несколько дней, а потом уезжают. При этом за пару дней успевают совершить максимальное количество преступлений.

– Самое шокирующее дело можете вспомнить?

– Жительница одного из кировских домов позвонила в полицию и сообщила, что кто-то находится в её квартире – дверь была закрыта изнутри и попасть туда не получалось. На место выехал наряд. В квартире действительно находился домушник, который не нашёл ничего лучше, как… выпрыгнуть то ли с шестого, то ли с седьмого этажа (я уже точно не помню). При этом он «приземлился» на дерево, по которому спустился вниз – прямо к поджидавшим его полицейским.

– Любимый фильм про полицию у вас есть?

– «Ментовские войны». Смотрел много картин о милиции и полиции, но к реальной работе максимально приближен, пожалуй, именно он. Ещё очень похожи на правду первые серии «Улицы разбитых фонарей». А дальше стало слишком много вымысла и юмора.

То, что показывают в кино, не похоже на жизнь. А люди смотрят некоторые сериалы и потом к нам приходят: «Скорее! Прямо сейчас найдите нам преступника!» Мы удивляемся: «Как такое возможно?!» – «А в кино показывали, как сразу находили…»

На самом деле, кино – художественный вымысел, далёкий от правды. А расследование – монотонный и долгий процесс. Свидетелей, очевидцев приходится искать по крупицам. Конечно, сейчас стало проще благодаря большому количеству камер наблюдения. Но ведь на записях камер – просто человек, на котором не написано, что он, например, Иван Иванов.

– Как пройдёт празднование 100-летия?

– Поздравим ветеранов. Будет торжественная часть, во время которой отметят наиболее отличившихся. А вечером – фуршет. Но в пределах разумного. Ведь праздник праздником, а кто-то будет на дежурстве.