Главная > Общество > Рядовой Великой Отечественной

Рядовой Великой Отечественной

Юрий Степанович Квятковский уже получил приглашение в столицу на празднование Дня Победы-75. Только очень жаль, что не встретится он там со своими боевыми товарищами... От горечи потерь тускнеет блеск многочисленных боевых наград солдата Великой Отечественной - есть память сердца, которая не стирается с годами.

Мирные дни

В семь лет закончилось детство Юрия Квятковского — в родном Днепропетровском цирке на представлении разбился его отец, воздушный гимнаст. Подвела страховочная сетка.

Маме Марии Дмитриевне, его напарнице, пришлось переквалифицироваться в акробатки. А мальчик после школы шёл непременно в цирк, учился всяким премудростям. В коллективе к нему относились очень хорошо, да и мама с него глаз не спускала. И он втянулся в эту внешне праздничную, а по сути — очень трудную, порой опасную цирковую профессию. Юрия покорило искусство жонглёра, и в 14 лет он впервые появился на манеже как артист. Цирковые булавы и шары словно сами по себе летали и выделывали разные пируэты, покоряя зрителей. Дети были в полном восторге. Со временем Юрия стали брать и на гастроли.

В июне 1941 года он оказался в Мурманске. Шёл на дневное представление, когда навстречу попалась колонна военных и кто-то крикнул: «Война!» Впервые увидел Юрий в этот день самолёт со свастикой: рёв его мотора прервал представление, и все высыпали на улицу. На бреющем полёте самолёт сделал над городом несколько кругов и улетел.

Вместе с другими артистами Квятковского эвакуировали на восток. За год перед призывом в армию он успел поработать в Уфе, Оренбурге, Магнитогорске. Осенью 1942 года в Алма-Ате молодой человек получил повестку…

В окопах Сталинграда

Сборы были недолгими. Никакой специальной подготовки — ночью приняли присягу, получили обмундирование — и на Сталинград, в самое пекло войны.

Квятковский воевал в составе 24-й армии как стрелок-автоматчик. Располагались на правом берегу Волги. Был приказ: «Стоять насмерть! На том берегу у нас земли нет!» И они, молодые и неопытные, не дрогнули.

Уже через две недели Юрий Степанович получил осколочное ранение и попал в госпиталь — наполовину разрушенное здание, которое к тому же постоянно обстреливалось. Раненые лежали на полу, кроватей на всех не хватало, в качестве обезболивающего — спирт. Хорошо, что лечение было недолгим. И снова в строй.

Началось контрнаступление наших войск — стрельба из всех орудий, гул машин, рёв «катюш». Атаковали беспрерывно. Вместе с 65-й армией вклинились в оборону немцев. В январе 1943 года фашистская группировка Паулюса была окружена. Но сдаваться немцы не спешили, обстреляли наших парламентёров. Однако необычайное мужество защитников Сталинграда, «катюши» и русские морозы сделали своё дело:

«Сталинградская битва — моё боевое крещение, а медаль «За оборону Сталинграда» — самая высокая награда», — говорит Юрий Петрович.

По огненным вёрстам

Очень быстро после Сталинграда наши войска стали продвигаться на запад, примерно по 60 километров в сутки. В 25-30-градусный мороз, порой по бездорожью — по полям и лесам. Ночевали в заброшенных домах, землянках и просто на земле. Повар варил на полевой кухне кашу, замёрзший хлеб приходилось разрубать топором. Странно, что в таких антисанитарных условиях и при страшных морозах люди не болели.

Чтобы поддержать боевой дух солдат, руководство решило создать ансамбль (музвзвод) из людей творческих профессий. Рядовой Квятковский превратился в симпатичного Чарли Чаплина, который смешил и радовал уставших солдат.

«Сейчас уже не помню, как мне удавалось в таких экстремальных условиях создавать этот образ, — говорит Юрий Степанович. — Но номер имел колоссальный успех».

На Украине жители освобождённых городов встречали бойцов радушно. 24 армия получила новое наименование: 4-я ударно-прорывная 1-ого Украинского фронта. Инспекцию войск проводил лично маршал И.С. Конев. Он распорядился расформировать музвзвод.

4-я ударно-прорывная с боями продвигалась на запад. Снова осколочное ранение, снова госпиталь. У Юрия Квятковского было несколько осколков, и врач предупредил:

«Придётся потерпеть». И в качестве обезболивающего дали стакан спирта. Когда убрали осколки — ещё один. Чуть оклемался — в свою часть.

Среди бесконечных ужасов войны Квятковскому особенно запомнилась Полтавская область: «Печные трубы на фоне лунного пейзажа. Всё сожжено, даже земля, колодцы отравлены, железные дороги разрушены, предприятия взорваны. Что нельзя увезти или угнать в Германию, уничтожено — население, коровы, лошади, собаки: Только яблони кое-где стоят».

На чужбине

«Помню, как немцы прижали наши подразделения к крутому берегу Дуная. С одной стороны фашистские танки, с другой — глубокая река с корочкой льда. В плен сдаваться не хотелось: Увидели перевёрнутый понтон, спустили его на воду и стали продвигаться к нашему катеру, который заглох с баржой метрах в ста от берега. Ухватились за баржу. Немецкие танки стали поливать нас огнём, но подоспела наша авиация. В конце концов нас вытащили на другой берег. Тем и спаслись. Сколько было ещё подобных эпизодов», — вспоминает Квятковский.

После Румынии полк бросили на спасение окружённых фашистами югославских партизан. Наши части шли через Альпы по суворовским местам.

Победу Юрий Степанович встретил в Вене. Его отозвали из полка для подготовки праздничного концерта во дворце Франца Иосифа. Участвовал Квятковский и во встречах с союзниками. Но сердце рвалось домой.

И вновь гастроли и встречи с молодёжью

Вот и снова Днепропетровск, встреча с родными. И слёзы радости. Бабушка с дедушкой припомнили, как не узнали своего Юру, когда тот появился во время краткого отпуска. Части дислоцировались неподалёку. И только когда он спросил: «А скамеечка-то моя жива?», бросились обнимать поседевшего мужчину, признав в нём внука Юрика, ремонтировавшего всё время их скамеечку.

После демобилизации Юрий Степанович работал артистом в Днепропетровской филармонии. Как-то во время гастролей встретил фронтового друга Александра Алова, ставшего известным режиссёром. «Помнишь, как в Воронеже?» — спросил Александр Александрович. Да, в этом городе Квятковский спас ему жизнь: остановил, когда тот собирался поднять внешне безобидную ракетницу. Это оказалась одна из многочисленных мин-ловушек, которые оставляли отступающие немцы. Позднее Александр Алов предложил другу сняться в двух своих фильмах: «Тиль Уленшпигель» и «Тегеран-43». Друзья часто перезванивались и встречались, хотя жили в разных городах.

Счастливой для Юрия Квятковского оказалась встреча с красивой девушкой с аккордеоном — Аэлитой Ткачук. Их совместная и творческая жизнь продолжалась 70 лет. В кировской филармонии Юрий Степанович проработал 53 года артистом оригинального жанра. Объездил с гастролями всю область и страну от Калининграда до Владивостока. Много лет вёл кружок циркового искусства при дворце культуры имени Циолковского. Часто приглашали в школы, и Юрий Степанович всегда охотно выступал перед детьми. Но каждый раз очень волновался и даже плохо спал перед встречами с молодёжью. Вспоминал боевых друзей.

В 1985 году ушёл из жизни Александр Алов, вместе с которым прошли фронтовыми дорогами от Сталинграда до Вены. А как хорошо было бы встретиться с ним в Москве 9 мая:

Елена КОЛЧАНОВА

Фото из семейного альбома Ю.С. Квятковского