Главная > Культура > Салтыков-Щедрин: «…Меня встретили в Вятке с распростёртыми объятиями…»

Салтыков-Щедрин: «…Меня встретили в Вятке с распростёртыми объятиями…»

Прошло 170лет со времени прибытия в Вятку Михаила Евграфовича Салтыкова-Шедрина (1826–1889) – классика русской литературы, писателя-сатирика, который благодаря нашему краю обрел многогранный жизненный опыт и бесценные материалы для создания известнейших своих произведений. Не будем забывать, что именно в Вятке он приступил к работе над произведениями, которые впоследствии вошли в его «Губернские очерки».

В Вятку – в город своей ссылки –22-летний Михаил Салтыков приезжает седьмого (по новому стилю – 19) мая 1848 года. Царскосельский лицей, служба в военном министерстве, знакомство и общение с социалистомМ. В. Буташевичем-Петрашевским оставались в прошлой жизни Михаила Евграфовича.
За его спиной оставался и арест по Высочайшему повелению НиколаяI, которомудоложили о крамольных мыслях молодого автора, опубликовавшего в журнале «Отечественные записки» повесть «Запутанное дело».

Возможно, к произведению Салтыкова отнеслись бы иначе, если бы не революционные события 1848 года в Западной Европе.Николай I всеми силами спасал Россию.

Дорога от Петербурга до Вятки заняла у Салтыкова, ехавшего под присмотром жандармского офицера и в сопровождении слуги, девять дней. Известно, что губернский город встретил молодого ссыльного солнцем и теплой погодой. Знакомство с Вяткой началось с улиц Московской и Спасской, Хлебной (ныне Театральной) площади и губернаторского дома. В город Салтыков въехал на тройке почтовых лошадей.

Вятский губернатор Аким Иванович Середа по причине своей болезни ссыльного лично не принял, но поспешил сделать все необходимые распоряжения по отчёту о его прибытии начальнику III отделения графу А.Ф. Орлову. Признаки болезни обнаружились и у Салтыкова, и последний, как вспоминал современник, сначала попал в губернскую больницу.

Свою ироничную натуру Михаил Евграфович проявил незамедлительно после прибытия сюда, отправив письмо родственникам, написанное на французском языке.«…Меня встретили в Вятке с распростёртыми объятиями, – и я прошу Вас поверить, что окружающие меня здесь не людоеды; они таковы не более чем наполовину и поэтому не смогут съесть меня целиком…» – сообщал он. А ещё он писал, что «обречён увеличивать воды Вятки потоками своих слёз».

Печалиться Салтыкову было о чём. В ссылку он приехал без указания её срока, и такой удар судьбы нужно было не просто пережить, а выдержать. Михаил Евграфович находился под личным «строгим надзором» полицмейстера, который ежемесячно должен был сообщать губернатору «об образе жизни и поведении» Салтыкова.

Каким же увидел писатель губернский город? Прежде всего – небольшим; здесь проживало около восьми тысяч жителей,преобладали в основном деревянные постройки, но с весьма живописным крутым высоким берегом, на котором возвышались старинные соборы и церкви, и оврагом, делившим город на две части. В Вятке было много лавок, две гостиницы, имелось уличное освещение, достопримечательностью являлся Александровский сад. Позже Салтыков напишет ставшие хрестоматийными слова: «В одном из далёких углов России есть город, который как-то особенно говорит моему сердцу. Не то чтобы он отличался великолепными зданиями, нет в нём садов Семирамидиных, ни одного даже трёхэтажного дома не встретите вы в длинном ряде улиц, да и улицы-то всё немощёные; но есть что-то мирное, патриархальное во всей его физиономии…»
В скором времени ссыльный нашёл себе жильё на Вознесенской улице (совр. ул. Ленина, 93), поселившись во флигеле, принадлежавшем немцу Иоганну Христиану Рашу. Во флигеле было пять комнат с тремя печами.

Квартира М. Е. Салтыкова располагалась не в центре, а во второй части города, и чтобы оказаться в правительственных учреждениях, нужно было миновать овраг Засора. Ссыльный мог сделать это по мосту на Царёвской (ныне – Свободы) улице;улица же Вознесенская тогда ещё не имела постоянного моста через овраг.

С июля 1848 г. началась служба Михаила Евграфовича в Вятском губернском правлении, а чуть позже в канцелярии губернатора, причём первое время наш герой не получал жалованья, что было нередким явлением для молодых управленцев. Впереди Салтыкова ожидало составление сводных отчётов и статистических описаний по губернии, проведение расследований по жалобам о растратах и злоупотреблениях, о неприличных и противозаконных поступках и т. п., поездки с ревизиями по губернии, в том числе в самые отдалённые от Вятки города и сёла, подготовка выставок сельских произведений.

Губернатор Середа опытным взглядом быстро оценил деловые качества ссыльного. В августе 1850 г. Михаил Евграфович получил назначение на должность советника Вятского губернского правления, и оставался чиновником с высоким положением вплоть до своего отъезда из Вятки в декабре 1855 г.

Надо сказать, что ссыльный с благоговением отзывался о губернаторе Середе, считая его «святым и бескорыстным», и очень жалел, когда в мае 1851 года Аким Иванович сменил место службы.

Через руки Салтыкова проходило огромнейшее количество бумаг. Тем не менее Михаил не замыкался по делам службы. Он запомнился вятчанам хотя и резким в разговоре,но весёлым, не отказывавшимся от приглашений на званые обеды человеком.Писатель выступил одним из учредителей возрождённого в конце 1840-х годов клуба – Вятского благородного собрания. Он посещал публичную библиотеку. Ссыльного можно было видеть в Александровском саду, куда он любил приходить для прогулок.Несмотря на свой статус, Салтыков добился разрешения на отпуск «во внутренние губернии», и в 1853 году несколько месяцев провёл у матери и сестры в Тверской губернии.

В последний год ссылки он получил согласие у бывшего вятского вице-губернатора А.П. Болтина, переведённого во Владимир, на брак с его дочерью, совсем юной Елизаветой Аполлоновной.Как утверждают литературоведы, из Вятки Михаил Евграфович увёз и фамилию «Щедрин». Салтыкова впечатлило, с каким достоинством и умом во время следствия по делу о раскольниках держался купец-старообрядец Трофим Щедрин, что и решил увековечить эту фамилию в своём литературном псевдониме.

Наконец, в Вятке М.Е. Салтыков-Щедрин повстречался с супругами Ланскими – Натальей Николаевной (вдовой А.С. Пушкина) и Петром Петровичем, генерал-адъютантом, который в период Крымской войны занимался здесь формированием ополчения. Ланские, как известно, приняли деятельное участие в освобождении опального писателя из ссылки.

Вятка оказала немалое воздействие на творчество Салтыкова. «Почти в каждом томе произведений М.Е. Салтыкова-Щедрина можно встретить что-нибудь вятское: типичную фамилию (иногда слегка изменённую), характерную деталь быта, приметы топографии и топонимики», – отмечал Е.Д. Петряев.

Наш город бережно хранит память о великом писателе-сатирике. В октябре этого года исполняется 50 лет со времени открытия дома-музея Салтыкова-Щедрина, а недавно в музее была презентована новая выставка–«Город, который как-то особенно говорит моему сердцу…»

Михаил СУДОВИКОВ,
директор Кировского областного краеведческого музея,
доктор исторических наук,
специально для «Кировской правды»