Главная > Интервью > Светлана Козлова: «Там, где дети, — оперативность 100-процентная»

Светлана Козлова: «Там, где дети, — оперативность 100-процентная»

Это позиция подразделения по делам несовершеннолетних Управления МВД по Кировской области – службы, которая отметила на днях своё 85-летие. Его руководитель, подполковник полиции Светлана Козлова, пришла в эту систему в ноябре 1991 года – сложное время, когда рушились семейные устои, а многие дети, до которых взрослым в этой неразберихе попросту не было дела, оказались на обочине жизни.

Она начинала с инспекции по делам несовершеннолетних, а еще ранее были детские комнаты милиции. Как говорит Светлана Валентиновна, менялись времена, названия, но не менялась суть работы, отношение к которой укладывается в несколько строк: «Вы спросите: зачем нам это нужно? Ночей не спать и дома не бывать? А мы ответим: это наша служба, не каждому её дано понять».

Накануне профессионального праздника Светлане Козловой вручили медаль Министерства внутренних дел Российской Федерации «За доблесть в службе».

В основе — профилактика

– Светлана Валентиновна, каковы на сегодня основные функции подразделения по делам несовершеннолетних?

– На начальном этапе на первый план выходила борьба с детской беспризорностью и безнадзорностью. Сейчас наша основная функция – профилактика противоправного поведения подростков, преступных посягательств в отношении несовершеннолетних, защита их законных интересов.

Нашу сферу деятельности можно поделить на три части. Это общая и индивидуальная профилактика, пресечение правонарушений среди подростков, коррекция их поведения, в том числе и тех, кто уже замечен в противоправных деяниях.

Большое внимание уделяется профилактике семейного неблагополучия. Мы все прекрасно понимаем, что основная причина любого поступка кроется в семье. И третья часть – это проведение профилактических мероприятий в образовательных и досуговых учреждениях.

В круглосуточном режиме

– Функционал действительно обширный. Хватает ли кадров, чтобы выполнять всю эту работу?

– На сегодня в нашем регионе трудятся 128 сотрудников по делам несовершеннолетних. К сожалению, в районах области их по одному человеку, но каждый выполняет объединяющую, координирующую роль по профилактике правонарушений. Именно наше подразделение является зачинщиком и инициатором многих профилактических мероприятий, поскольку вся информация, как положительная, так и отрицательная, в первую очередь поступает к нам. И, работая в круглосуточном режиме, мы можем оперативно отреагировать на ситуацию.

В нашей службе нет случайных людей, основной костяк – стажисты. Люди работают, не считаясь со временем. Неблагополучие, к сожалению, круглосуточно, оно не ограничено рамками рабочего дня.

Инспектор по делам несовершеннолетних – должность полицейская. И когда звучит слово «дети», мы, естественно, сразу ориентируемся на определённые трудности. Но здесь должно быть понимание, что сотрудники подразделения не просто полицейские, это и психологи, и педагоги, и, в конце концов, мамы.

В начале 90-х в подразделении работало много мужчин. Но сейчас в основном трудятся женщины. Наша работа – это масса эмоций, и больше негативных. Особенно сложно переживать семейные драмы.

Все сотрудники подразделения подкованы методически, психологически и педагогически, натренированы к условиям стресса, к каким-то экстремальным ситуациям.

Каждый ребёнок – это неординарная личность. В работе с ним нет какого-то определённого алгоритма. По крайней мере, почти за 30 лет работы, честно признаюсь, я его не выработала. Схема каждый раз разная, так как каждый ребёнок индивидуален. Да взять даже лекции в школах. Административные и уголовные кодексы не меняются, но каждая детская или родительская группа реагирует и воспринимает информацию по-разному. И опять же требуется индивидуальный подход и применение различных форм работы.

Не идём напролом

– Светлана Валентиновна, неблагополучные семьи – какие они сегодня?

– Они характеризуются одним общим показателем – недостаточным вниманием к детям. Почему подростки совершают неблаговидные поступки? Да потому что они недополучают должного внимания и воспитания со стороны родителей. В первую очередь это педагогическая запущенность ребёнка, незнание и непонимание его особенностей. Зачастую в семьях, где родители попивают, отношения между матерью и ребёнком бывают намного теснее, чем в социально неблагополучных, где все пороки стараются тщательно скрывать.

– Как понять, что в семье не всё ладно? Скажем, пожаловались соседи, приходит инспектор, но мать же не будет жаловаться ему на ребёнка.

– Информация о неблагополучии поступает, как правило, из разных источников, в том числе и учреждений системы профилактики. Да, когда мы по заявлению приходим и видим пьяных родителей, тут всё ясно. Реагируем незамедлительно. В других случаях, как правило, напролом не идём, работаем пошагово. Прежде чем «войти» в семью, мы должны изучить её со всех сторон. Подключаем социальную службу и образовательное учреждение, в поле зрения которых находится ребёнок. Это, конечно, не полная информация о семье, но представление о ней уже складывается. Подключаем, если требуется, психолога.

– Как известно, один в поле не воин. Как обстоят дела с межведомственным взаимодействием?

– Необходимость его бесспорна и однозначна, и федеральным законодательством разработаны различные механизмы обмена информацией.

Индивидуальная профилактическая межведомственная работа с семьями и несовершеннолетними должна идти в крепкой связке и в круглосуточном режиме. И мне в жизни повезло на людей, с которыми я реально «в одной связке».

Больше не значит хуже

– А как наш регион смотрится на фоне соседей по ПФО?

– Не могу сказать, что Кировская область неблагополучная по числу правонарушений среди подростков. Мы просто стали чаще выявлять склонность к противоправному поведению детей на ранних стадиях и сразу принимать меры. Позиция нашего руководства такова: там, где дети, – оперативность 100-процентная. Каждая заявка о происшествии с участием детей расценивается как чрезвычайное происшествие. И реагирование незамедлительное на всех этапах. Так было и в ситуации с потерявшимся в Лебяжском районе 4-летним мальчуганом. У всех моих сотрудников, как и у меня, два «тревожных» чемоданчика – один на работе, другой дома, чтобы в любое время суток в считанные минуты выехать на происшествие.

Когда провожу сравнительный анализ с другими регионами, действительно, у нас больше семей стоит на учёте, и нагрузка на одного инспектора больше. Но это, ещё раз повторюсь, происходит за счёт большего количества диагностики неблагополучия на ранних стадиях и большего числа семей, с которыми мы начинаем работать на более раннем этапе. К сожалению, в некоторых районах при отсутствии тех же психологов делать это намного сложнее, но мы находим возможность размещать в случае необходимости детей в социальные учреждения на базе областного центра и уже там оказывать им комплексную помощь.

– Светлана Валентиновна, и всё же, на мой взгляд, акцент должен быть на работе с семьёй.

– Соглашусь, конечно. Когда говорят о том, что ребёнок – это продукт уличных пороков и окружения, считаю это оправданием собственного бессилия и недочётов, поскольку уличное влияние ничтожно по сравнению с тем, что ребёнок впитывает в семье. И хочу сказать искренние слова благодарности сотрудникам социальных учреждений, которые начинают контактировать с семьёй с самого рождения ребёнка. Они используют все свои возможности и ресурсы в поисках информации даже в общении с благополучными семьями, когда те приходят для оформления пособий.

Кроме того, идёт быстрый обмен информацией не только на уровне какого-то областного аппарата. К примеру, ответственных секретарей комиссий по делам несовершеннолетних всех 44 районов знаю в лицо. Мы в свободном режиме можем звонить друг другу и решать вопросы.

В любой работе присутствует человеческий фактор. Это основа. Иной раз отношение к делу может перечеркнуть все нужные решения и постановления. Но я уверена в своих сотрудниках. И знаю, что если они даже помещают детей в государственные учреждения, то никогда не оставят этого ребёнка и будут рядом и в постинтернатном сопровождении. И до конца бьются за подростка на комиссиях по делам несовершеннолетних при рассмотрении каких-либо материалов за совершенные правонарушения: да, он свернул с правильной дорожки, но у него есть возможность и желание всё исправить. И маму толкают в бок – давайте, боритесь за своего ребёнка!

– Светлана Валентиновна, это, наверное, символично, что ваш профессиональный праздник рядом с Международным днём защиты детей. От чего, по вашему мнению, надо защищать современных детей?

– Думаю, прежде всего от воздействия негативного информационного поля. От окружения? Не думаю. У каждого ребёнка должен быть свой опыт общения, иначе, выйдя в большой мир из тепличных условий, он будет тяжело приспосабливаться к жизни. Говорить ребёнку можно всё что угодно, цитировать мудрых. Но, если ты ребёнка никогда не обнимаешь, не прижимаешь к себе, никакого Цицерона с Макаренко он не воспримет. А вот тактильные ощущения они чувствуют и запоминают. Ничего так не лечит, как руки матери – мы все это знаем с детства. Ребёнок должен быть защищён прежде всего своей семьёй, родителями. Я полностью за семью.