Главная > Без рубрики > Выбор редакции > Только в «КП»: воспоминания вдовы Героя Советского Союза

Только в «КП»: воспоминания вдовы Героя Советского Союза

В феврале этого года вятскому герою - уроженцу деревни Прохорята Верхошижемского района Александру Опарину исполнилось бы 70 лет. «КП» продолжает публикацию воспоминаний его вдовы Нины Алексеевны Опариной, которая сейчас живёт в Череповце. Материал (его первая часть была опубликована в «Кировской правде» за 1 июня) подготовлен при участии заведующего отделом музея воинской славы Кировского областного краеведческого музея Владимира Огородникова, побывавшего в гостях у Нины Алексеевны…

Вместе

— Жили, конечно, мы очень трудно. В военном городке нам даливначале маленькую комнатушку – наверное, метров семь. Потом родители мне прислали деньги на день рождения, – и я купила холодильник. Потому что без него нельзя. Кровать и холодильник – это всё, чтоу нас было…Потом получили в новом доме две комнаты.

Саша был командиром взвода. Всегда говорил тихо, ровно, спокойно. Не курил. И никогда не матерился… А кто в армии был, тот знает: стоит получить власть, как начинают на солдат орать. И матом, и туды-сюды… Я прапорщикам всегда говорила: «Перестань орать. Если человек провинился – сделай ему замечание. Но орать не надо…»

Однажды приходит, рассказывает: «Меня сегодня вызывал замполит роты». – «А что случилось?»

Оказывается, организовались курсы марксизма-ленинизма.А Саша посчитал, что ему их посещать не надо– он в училище всё это прошел. Потому замполит и недоволен… Начинаем разбираться. Я говорю: «Саша, ты командир взвода. К тебе приходят служить ребята с высшим образованием. А если один из них вдруг скажет:

«На ваши лекции я не пойду:я всё это уже слышал и знаю. Что тогда будешь делать?Ты же сам учишь солдат подчиняться, а сам не подчиняешься.Как так?» Проходит время, Саша приносит корочки: «Смотри. Закончил».

Потом он уехал учиться на комсомольского работника в Белоруссию. На несколько месяцев. А когда вернулся, нас уже перевели в однокомнатную квартиру, соседи помогли ремонт сделать. Но мы с ним ещё не были расписаны.

И вот приходит Саша, такой рассерженный. Заявляет: «Долго я буду отвечать за чужие ошибки?» — «А что случилось-то?» – «Меня вызвал командир полка и сказал: «Ты почему не расписан с женой? Уже пять лет так живёте…» — «Да она сама не хочет…» (А я и правда не хотела). – «Ты мне не ври. Какая это баба не хочет замуж?! Короче, вот мой приказ,чтобы немедленно сходили и зарегистрировались. Даю вам свою машину. И чтобы принёс и показал мне свидетельство о браке».

Пришлось подчиниться…

Вообще-то в Сашу были влюблены многие женщины. Вернее, молодые девчата, которые не замужем… Помню, одна прямо с ума сходила. Они по комсомольской работе всё время вместе были… Вот я её и спрашиваю как-то прямо: «Слушай,ты хочешь такого мужа, как Саша?» Она: «Да». – «Тогда я должна тебя разочаровать. Ты видишь только одну сторону медали… Ты, наверное, думаешь, что он тебе будет кофе приносить, праздники с тобой проводить? Запомни: такого не будет… При этом Саша не любит мыть посуду. Саша не любит ходить на базар. И в праздники, в Новый год ты его не увидишь – он будет в части. А ты будешь одна…»Она повернулась к нему: «Саша, это что,правда?» — «Ну, если Нина говорит, значит, правда».

Его очень любили дети

— Саша был немножко фантазёр. Ему нужно было, чтобы всё было хорошо. Он даже на свои деньги полностью сделал ремонт в кабинете, где висели плакаты. И у него было такое качество – он весь отдавался работе.Что там семья, дом – это отходило на второй план.

Он не мог пройти мимо, если кому-то надо было помочь. Помню, день был воскресный. Саша говорит: «Пошли на арык, я искупаюсь…» Мы выходим – а тут солдатик. Саша остановился с ним на лестнице, а я спустилась, дальше пошла. Иду потихонечку. Вдруг он кричит: «У нас деньги есть?» – «Есть». – «Мы можем дать?» – «Ну ты знаешь, где лежат…» Потом Саша меня догнал и говорит: «Знаешь, у него умерла мать. А сам он из Казани.

Ему выписали проездные на поезд. Но если он поедет на поезде, то не успеет. А на самолёт денег не хватает… Надо было помочь».

Или другая история. В оформлении Ленинской комнаты ему помогала женщина-киоскёр. А в те времена было очень трудно достать оформительский материал,ватман и всё такое прочее. Но она доставала… И вот Саша приходит домой и говорит: «Внезапно сделали ревизию. У неё недостача. Надо бы как-то помочь. Но учти, может возврата и не быть. Она одна воспитывает ребёнка…»Я: «Да ради Бога. Возьми, сколько необходимо».

А ещё его очень любили дети. Однажды приходит девочка, дочь командира полка. Видимо, Саша когда-то уже играл с ней. И вот я готовлю ужин – вдруг звонок в дверь. Открываю — Наташа.Третий год ей шёл.

Спрашивает: «А Саша дома?» — «Нет, Саши нет. А зачем тебе Саша?» – «А я его невеста». – «А-а,ну тогда, конечно, проходи. Проходи в кухню. Я готовлю ужин, а ты посиди, подожди…» Посадила её на стул. Рядом кот сел. И только она пошевелится – кот сразу лапой – бац. Мол, сиди спокойно… И вот Саша приходит.Я говорю: «Давай раздевайся. Тут к тебе невеста пришла. Идите в комнату – там играйте…» Десять минут спустя слышу – в комнате «дым коромыслом».

Другая пятилетняя соседка еще почище. Мать у неё на работе, отец-десантник на службе. Привели её к нам накануне Нового года. А я подшивала занавески. Приходит Саша: «У-у-Ух, а у нас гости!» Она: «Да, я пришла в гости. Ты мне очень нравишься, я тебя люблю. И я за тебя замуж выйду…» Саша спрашивает: «Слушай, как же ты за меня замуж выйдешь – у меня жена Нина есть». – «А мы ее прогоним!» – «Но как мы ее прогоним — она же будет плакать?» — «Ну ладно. Пусть остаётся. Найдём ей дело – будет нам готовить, будет убирать…»

Тут уж я не выдержала: «Ну вы и бессовестные!» Долго тогда смеялись…

И со старухами он умел общий язык найти.Там, где мы жили, до войны стоял конный полк. И практически все мужчины погибли под Москвой. Остались вдовы, ехать им некуда. И Саша впервые за долгие годы поставил им на улице новогоднюю ёлку. И старушки ходили, восхищались: «Надо же, сколько здесь живем – такого не бывало».

Афган

Почти двенадцать лет мы в Узбекистане прожили, в городе Чирчике. Он оттуда и в Афганистан ушел.
Когда поехал, сказал: «Нина, я уезжаю. Хочу в Афганистан. Только ради Бога не держи меня. Я хочу знать, что такое жизнь…»

Сделали дома проводы. А у меня времени в обрез. Но всё равно быстро всё собрала. Вечером пришли ребята, подарили ему на память спидолу. Но посидеть не удалось – в части сыграли тревогу…
В первое время он часто домой приезжал. Видимо, по обстоятельствам – нужно было. Но я никогда у него ничего не расспрашивала. А если он не говорит — значит, нельзя.

Как-то приехал оттуда офицер. Разговорились. И я его спрашиваю: «Как там новый замполит? Мне, как жене, интересно…» А тот в ответ: «Знаете, когда у Опарина часы приёма – к нему очередь… Не попасть!»
И ещё рассказал: идут командир полка и замполит по палаткам с осмотром. А там по стенам сплошь снимки — девушки, артистки. Опарин смотрит на это и командует: «Обезьянник убрать! Можете повесить фотографии своих жен и детей. Ясно?»

Перед Новым годом вышли из боев с серьёзными потерями. Настроение – хуже некуда. Как-то надо поднять дух у солдат. Саша придумал нарядить Снегурочкой жившую у них шимпанзе. И такой хохот стоял. Сразу для всех разрядка».

Когда он в последний раз собирался в Афган, что-то искал в кладовке. Я сзади подошла,приобняла. Он замер. Потом повернулся. Руки мои разжал. Сам обнял меня и сказал: «Успокойся, всё будет хорошо…»
Он был очень серьёзный молодой человек. Сдержанный. Никогда не повышал голос. А ещё… очень переживал, что на войне наши ребята научились убивать. И переживал: что с ними будет, когда в мирную жизнь вернутся…