Главная > Культура > Фалеристика писателя Ситникова

Фалеристика писателя Ситникова

Без малого полторы тысячи значков насчитывает домашняя коллекция патриарха вятской литературы, почётного гражданина Кировской области Владимира Ситникова.

Что такое филателия, пожалуй, каждый из нас знает с детства. Это коллекционирование почтовых марок. В не столь давние времена, без сомнения, — самый распространённый вид собирательства… И о нумизматике многие тоже имеют представление. И кто такой библиофил, особо растолковывать не надо… А вот что такое фалеристика? Вряд ли большинство из нас ответит на этот вопрос сходу, без помощи словаря. Хотя это всего-навсего собирание значков. (Впрочем, коллекционирование орденов, медалей и прочих нагрудных знаков тоже именуют этим мудрёным словом).

Вот и получается, что известный кировский писатель Владимир Арсентьевич Ситников – самый настоящий фалерист. К тому же с весьма солидным стажем.

Интерес к значкам появился у него ещё до войны. Тогда, в тридцатые годы, носить на груди значок БГТО («Будь готов к труду и обороне») или ГТО («Готов к труду и обороне») каждый мальчишка считал за честь. Даже отец будущего писателя за хорошую стрельбу был отмечен значком «Ворошиловский стрелок», который смотрелся, как настоящий орден.

— А я был мал и никаких заработанных значков у меня ещё не было. Разве что значок октябрёнка, — вспоминает Владимир Арсентьевич. – Когда уже учился в университете, очень хотел заслужить значок с изображением известного чехословацкого журналиста и публициста Юлиуса Фучика, автора знаменитого «Репортажа с петлёй на шее». Но для этого надо было выполнить ряд особых требований. Прочитать книги определённых авторов, ещё что-то… В итоге условия награждения я тогда не выполнил, и желанный значок много позже мне подарили чешские друзья…

Осознанная тяга к собиранию значков по литературной тематике у писателя возникла уже в начале семидесятых годов прошлого века, когда он с друзьями целую неделю гостил на псковской земле: в Пушкинских горах, в Михайловском. Отсюда и берёт начало его значковая Пушкиниана.

Потом значки с изображением знаменитого поэта Ситников покупал в Москве, в ГУМе и ЦУМе, где для коллекционеров были открыты специальные отделы. Значительно пополнили коллекцию поездки в пушкинское Болдино, по городам «Золотого кольца», по местам, непосредственно связанным с жизнью классиков русской литературы: это и некрасовский музей-заповедник Карабиха, и тургеневское Спасское-Лутовиново… Но особо памятен писателю подарок, который в Словакии ему сделала местная школьница. Как победительница конкурсов на лучшее чтение стихов Пушкина, она была отмечена специальными пушкинскими знаками. И хотя для девочки эта награда представляла необыкновенную ценность, она всё же сочла возможным преподнести их русскому гостю…

Страсть к коллекционированию со временем настолько захватила писателя, что он мобилизовал на это занятие даже родственников и знакомых. Естественно, они привозили значки с изображением не только Пушкина, но и других русских литераторов. Скоро значки органично дополнили и медали. Так постепенно Пушкиниана получила широкое тематическое развитие. Стали появляться знаки с изображением литературных персонажей, сказочных героев, писательских усадеб. Наладилось пополнение коллекции и иностранными классиками: из Германии привозил значки с Гёте, из Чехии – с Гашекам… Внук даже заказывал для деда значки в Штаты, и теперь у Ситникова появились в коллекции изображения американских прозаиков…

— Я долго думал, как значки и медали расположить, — рассказывает Владимир Арсентьевич. — Некоторые коллекционеры раскладывают их в специальных альбомах. Наверное, это очень правильно и профессионально. Но с другой стороны их практически никто не видит. Собеседнику надо сначала наладить разговор, завоевать доверие коллекционера – только после этого тебе покажут своё собрание. Мне же хотелось, чтобы все, кто приходит ко мне в гости, сразу обращали внимание на мою коллекцию. Потому я и закрепил её на длинной вельветовой «портянке», вывесил у дверей большой комнаты. Пусть и этот мой «экспонат» пробуждает у людей тягу к хорошей литературе…

Рассматривая коллекцию гостеприимного хозяина, в череде изображений современных литераторов, по соседству с изображением «Конька-Горбунка» Ершова я неожиданно заметил кругляш самодельного значка.

— Это внук Ванька сделал, использовал мою фотографию, — пояснил Владимир Арсентьевич и улыбнулся. – Вот я и пристроил значок поближе к писателям-землякам Грину, Дьяконову и Салтыкову-Щедрину, отбывавшему у нас ссылку. Хорошая компания…

Сколько значков в коллекции, Ситников не считал. Лет десять назад, когда городская библиотека имени Пушкина попросила выставить его значковую Пушкиниану на всеобщее обозрение, прикинул – было примерно тысяча двести. За минувшее время значки продолжали поступать. Сколько? Может, двести, может, триста?

Впрочем, так ли важно доподлинно знать, сколько конкретно значков и медалей в коллекции вятского писателя? Наверное, всё же важнее иное. Помнить, что у нас есть великий Пушкин. Что у нас есть великая литература!