Главная > Общество > Условно награжден?

Условно награжден?

Медали и ордена героев Великой Отечественной, увы, не станут семейными реликвиями: родственникам героев, не получивших ордена, выдают только бумажки и советуют изготовить муляжи наград.

72-ю годовщину победы в Великой Отечественной войне многие и впрямь встречают со слезами на глазах. Это уже не столько слёзы радости, а скорее, грусти и боли, ведь многих, кто сражался за победу на фронтах Великой Отечественной войны, уже нет. Память о них живёт в старых выцветших снимках, семейных историях и тех наградах, которые они заслужили ценой своей крови или жизни. Наградах, которые остаются в семьях как бесценные реликвии. Но не у всех…

Отец

Юрию Петровичу Березину уже за 80. Ему было всего 10 лет, когда закончилась Великая Отечественная война, и 11, когда не стало отца – участника и героя войны.

«Отец был тяжело ранен в 1942 году, получил вторую группу инвалидности, но из армии его не комиссовали (в войну военных кадров не хватало), а направили в тыл, поближе к родине, – рассказывает Юрий Петрович. – В Пижанку райвоенкомом. Работал с 1942-го по 1944 год».

Это время Юрий Петрович хорошо помнит: большой двор, лошади – единственное средство передвижения, терпкий запах конюшни и люди, собравшиеся у военкомата. Лозунг был: «Всё для фронта, всё для победы!». Поэтому чуть не каждый день у отца проходили комиссии, выезды в район, по колхозам – мобилизовали людей на фронт.

Помнит Юрий и «награды» отца, – две нашивки: за тяжёлое ранение – красная и за лёгкое – жёлтая. «Эти нашивки он носил, как фронтовик награду, и никто его не мог упрекнуть, почему он здесь, а не на фронте, – вспоминает Березин. – Я знал от отца, что оба ранения он получил почти одновременно – в период наступления фашистов на Москву. В конце января 1942 года в Брянской области близ деревни Пуповка. Вражеские пули и осколки пробили брюшную полость, лёгкие и плечо. Остался жив только чудом».

На тот момент Петру Березину было 32 года. Развился туберкулёз: пробитые осколками лёгкие так и не удалось вылечить. Да и ему, человеку ответственному, всегда переносившему болезни на ногах, некогда было лежать в больницах. И ездить к врачам в Киров из Пижанки оказалось проблематичным.
«Только зимние дороги были – подтверждает Юрий Петрович. – А у него начался абсцесс, и обязательно нужно было раз в месяц в тубдиспансере лечиться. Из-за этого перевели в Мураши. Там хоть железная дорога была».

На новое место отец переехал в звании капитана. Он держался, но сил оставалось всё меньше.

А до этого был май 1945-го… Юрий Петрович вспоминает: «Наскоро сколоченная трибуна в Мурашах на вокзале. Идут эшелоны с победителями. Эшелон остановится – молодые, здоровые ребята, у всех медали, ордена на груди. Война кончилась, живы остались, здорово, домой едут. Их на станции встречали тепло – отец речи произносил, приветствовал…

И вот стоит он, а у него самого на груди только одна медаль «За боевые заслуги»… А мы брали в лесу ягоды, чернику и – по тюричкам, по стакану, фронтовиков угощали ягодами, пока паровоз воду заправляет – полчаса стоял».

Война его догнала

Через год после окончания войны Петра Березина не стало. «Отец умер дома, и мы сами его похоронили. Я уехал в 15 лет из дома, поступил в техникум. Затем – армия, потом Киров, в общем, я так домой больше и не вернулся», – с горечью вспоминает Юрий Петрович. – Немного на ноги встал, мать к себе перевёз, брат за мной следом в пединститут поступил. И было чувство у меня, что надо об отце что-то узнать: кем он был, где воевал, в какой должности был».

Это чувство не покидало Юрия на протяжении всей жизни. И только спустя десятилетия стал находить информацию. «Я обратился в 2006 году в облвоенкомат с просьбой, чтобы помогли разыскать документы об отце, тем более, что он работал райвоенкомом. И мне пришёл ответ: дескать, всё у нас ликвидировано, ничего конкретно сказать не можем».

Юрия, которому достался сильный и упрямый отцовский характер, это не остановило. Обратился повторно.

И вот какой получил ответ: «…В архивах военного комиссариата Кировской области не содержится документальных данных о военной службе и боевом пути вашего отца Березина Петра Ильича 1910 года рождения. Пенсионное дело вашего отца уничтожено в соответствии с действовавшими на тот момент сроками хранения. Высылаем в ваш адрес ксерокопию инвалидной карточки и карточки по уничтожению пенсионного дела. С уважением, врио военкома Баранов».

Условно награжден?

В Бессмертном полку

Ответ показался странным. Тем более, что это шло вразрез с политикой государства. «На всех углах кричим, что у нас никто не забыт и ничто не забыто, уж что говорить о тех, кто до сих пор в земле лежит не найденный? А этот, найденный, на своей кровати умер, и то ничего о нём не можем найти. Тем более их работник. У меня в адрес военкомата слов нет…», – сокрушался Юрий Петрович.

К делу подключились его родной брат в Кургане и его сын, который живёт в Нижневартовске. «Мой племянник Дима оказался продвинутым в части компьютерных дел. Он пошёл в архивы Министерства обороны и нашёл там наградной лист и указ о награждении Березина Петра Ильича орденом Отечественной войны II степени. В наградном листе уточнялось, где воевал, где ранен был. Из этого документа стало известно, что П.И. Березин был командиром отдельного 186-го лыжного батальона. На Западном фронте, в 43-й армии.

Впрочем, кроме наградного листа, ничего найти не удалось. «Награждение произошло, но ордена никто в глаза не видел, потому что Указ о награде вышел в 1947 году, когда отца уже не было в живых. Но ведь и ограничений не было, чтобы не давать награды. И облвоенком мог спокойно получить награду и вручить её нам. Орден-то на отца выпущен, он где-то существует! – сетует Юрий. «Дима, племянник мой, разыскал это дело, и я от него узнал, что отец был командиром отдельного 186-го лыжного батальона, воевал в 43-й армии на Западном фронте. – Не военкомат, не военком, а молодой парень заинтересовался и всё нашёл». Я как будто с того света весточку получил. Три дня ходил в эйфории. И гордость испытывал, что я сын такого отца!»

С документами Березин вновь отправился в облвоенкомат. Он рассказал: «Там ответили, что сейчас орденов не дают, могут дать только бумажку. Говорят: «Пиши заявление, чтобы тебе, как родственнику, выдали свидетельство». Я спрашиваю: «Почему свидетельство? Прошу выдать награду и свидетельство». Но в военкомате стоят на своём – нет, только свидетельство.

Награду, которая по праву принадлежит покойному герою и его семье, не обещают. «Круг замкнулся, и я жду, когда придёт бумажка. Но я человек активный и начал интересоваться дальше. Тем более, что тему патриотизма, героев Великой Отечественной пропагандирует государство. – «С портретом моего отца в Бессмертном полку ходят мои внуки в Кирове, Кургане, в Нижневартовске. В трёх крупных городах России портрет отца носят как уважаемого человека, как героя…» – говорит он.

«Знаете, до чего в военкомате договорились? – возмущается Юрий Петрович. – Закажите, вам сделают муляж ордена. Я говорю: «Спасибо». Или предлагают: получите удостоверение и обратитесь сами в госфонд, может быть, по заявлению вашему сделают вам специально орден, – заплатите деньги, сколько надо. Вот так мне в военкомате сказали».

А где же орден?

Сейчас Юрий Петрович ждёт очередной ответ, из которого намерен узнать номер награды своего отца. «Потом мы нашли указ президента о мерах усовершенствования наградной системы от 7 сентября 2010 года, – продолжает Юрий Петрович. – В нём сказано:

«В случае смерти (гибели) награждённого фронтовика его вдове, сыну или дочери может быть передано удостоверение к государственной награде СССР в соответствии с Положением о государственных наградах Российской Федерации, утверждённым Указом Президента Российской Федерации от 7 сентября 2010 г. № 1099 «О мерах по совершенствованию государственной наградной системы Российской Федерации» (в редакции Указа Президента РФ от 16 декабря 2011 г. № 1631), – для хранения на память».

Сам же орден не вручается якобы из-за того, что, случается, родственники продают эти награды. Дескать, мы сегодня вам награду вручим, а завтра вы её продадите.

«Неужели я пойду продавать эту награду?! Это же для меня свято, это реликвия! – в сердцах говорит Юрий Петрович. – Может быть, кто-то, кому в жизни не повезло, и продал бы, не знаю. Некоторые могут получить эту награду как манну небесную, он отца– то не знает и в глаза его не видал, и надо же – орден. Может и продаст. Но нельзя же о всех людях думать плохо!».

Юрий Петрович не отчаивается. Он всё ещё надеется, что награду отца вернут в семью. Как и многие, он верит, что ему поможет президент. «Мне кажется, что если бы нашёлся человек, который подошёл бы к Путину и рассказал об истории этих мытарств, президент не задумываясь…» – Юрий Петрович не договаривает, но его глаза наполняются надеждой.

На снимках: Петр Ильич Березин; Юрий Петрович Березин.