Главная > Новости > Алексей Водовозов: вакцинация – это огромная надпись «Безопасный выход»

Алексей Водовозов: вакцинация – это огромная надпись «Безопасный выход»

25-26 мая врач и медицинский блогер Алексей Водовозов выступил в Кирове с несколькими лекциями. На них он которых рассказал о вакцинах от ковида, эпидемиях, лекарствах, которые таковыми не являются и о многом другом. Мероприятия прошли под эгидой кировского Информцентра по атомной энергии.

Одна из лекций была посвящена антиковидным вакцинам.

Мы загнали инфекции за забор

Инфекции всегда были регулятором численности населения Земли. Но благодаря развитию медицины они отступили, и человечество расслабилось. Последняя большая пандемия – испанка, испанский грипп – была в 1918-1920 годах и унесла более 50 миллионов жизней.

Но коронавирус показал, что вирусные инфекции мы не побороли. Более того, у них появились и бонусы в виде глобализации. Если раньше чума, зародившаяся в степях Монголии, могла десятилетиями добираться до Европы, то сегодня процесс происходит намного быстрее. 8 часов – и вы в другой части света вместе с опасным «сувениром» — начинается на «к», заканчивается на «вид». Еще один плюс для инфекций – урбанизация. Это огромное количество контактов.

Вакцины внесли ощутимый вклад в остановку большого количества инфекций, загнав их «за забор». Тем не менее единственная болезнь, с которой мы справились, это натуральная оспа. На сегодня она имеется на Земле в виде двух коллекций в Атланте (США) и в Новосибирске. Больше мы ни с чем не справились. Инфекции лишь стали вакциноуправляемыми.

Истории вакцинопрофилактики много лет. И, к примеру, к 180 годам победы над оспой можно прибавить ещё 1000 лет попыток защититься от нее. Сначала оспенные корочки переболевшего истирали в порошок и вдували в ноздри здоровым. Заболевали только 20 процентов из них. Потом, уже в России, лопали пузырьки и наносили вирус на кожу. Таким образом привила свою семью Екатерина II. Все выжили.

Коронавирус. Третье пришествие

Коронавирус пытался убить человечество трижды. Первый раз это был SARS 2002-2003-го – не получилось. Потом был MERS 2012 года, он плохо передается. А у третьего,  SARS-CoV-2, получилось просто здорово, и он показал, как происходит встраивание новых инфекций в нашу популяцию. На сегодня в мире зафиксировано более 165 миллионов подтвержденных случаев заболевания и более 3,4 миллиона смертей.

«Третья волна коронавируса» — это журналистский штамп. Она прошла далеко не везде. У кого-то еще идет вторая, а кто-то уже четвертую начал. Что печально, но интересно: с ростом заболеваемости растет число летальных исходов.

Вроде бы сегодня мы знаем о коронавирусе все. Но… Не единичны случаи, когда человека уже готовят к выписке, а ночью он умирает. За этот год я потерял больше друзей и знакомых, чем за всю свою жизнь.

Эффективных лекарств нет. Но есть вакцины

Эффективных, действующих лекарств от коронавируса нет. Единственным средством является препарат, применяемый при лечении вирусного гепатита С, который снижает вирусную нагрузку организма. Но это исключение. С вакцинами все проще. Опыт в этом у человечества есть.

Какой могла бы быть идеальная вакцина от коронавируса? Эффективной и абсолютно безопасной. Однокомпонентной, чтобы один раз – и на всю жизнь. Небольшой вкусной таблеткой и ни в коем случае не инъекцией. Такой, чтобы ее могли быстро изготавливать в любом месте и хранить при любых условиях. На сегодняшнем уровне технологий это недостижимо. Поэтому идеальной вакцины от ковида пока не существует.

Мы можем ждать формирования коллективного иммунитета естественным путем, но это займет десятилетия. Поэтому приходится пользоваться искусственным. Его создают вакцины.

Клинические исследования вакцин в доковидный период занимали лет 10-15. В пандемию схема скомкалась и сократилась с лет до месяцев. Теперь производители сначала они доказывают, что вакцина безопасна и вызывает иммунный ответ. Это позволяет использовать ее по экстренным показаниям для защиты людей. А потом уже начинается третья фаза исследований, которая идет параллельно с вакцинацией. Мы не знаем, какой процент снижения заболеваемости она дает, но цифрами будем мериться потом. Сначала – защита.

Разнообразие вакцин

До первой фазы испытаний дошли полсотни вакцин. До полной регистрации дошли 8. Список стран-изготовителей крайне маленький, но именно они будут спасать мир. И мы среди них.

В России представлено как минимум 3 препарата, но на самом деле их больше. У нас есть 2 варианта «Спутника» — «Спутник V» (всего 17 млн доз) и «Спутник Лайт» (3,5 млн доз) — вариант для экстренной защиты и прививания переболевших, «КовиВак» (4,5 млн доз), «ЭпиВакКорона» (4,5 млн доз) и китайская «Конвиденция», которая старается пробиться на рынок, но ее пока не пускают. И еще примерно 10 кандидатов, которые подходят к стадии клинических исследований.

Здесь стоит оговориться, что мы знаем о коронавирусе много, но не все. Далеко не все. Есть пролонгированный ковид с сохранением симптоматики до 12 недель после острой фазы заболевания  (порядка 70 процентов случаев), постковидный синдром – еще более длительное сохранение симптомов (до 25 процентов случаев). При этом вирус уже не определяется в организме. Но остается слабость – сильная и внезапная, кашель, ощущение нехватки воздуха, искажение вкуса и запаха, тревожность, ухудшение памяти, «мозговой туман»…

Коронавирус не всегда оставляет после себя полноценный иммунитет. К тому же можно заболеть повторно. Доказанных случаев повторного заболевания – несколько сотен, недоказанных – тысячи. Коронавирус подламывает иммунитет и ломает регуляторную систему. При этом клиническая практика показывает, что если человека на постковидном синдроме прививать, симптомы уходят быстрее. При естественном ходе заболевания вероятность летальных исходов выше.

Про критику вакцин

Критика «Спутника» – это возвращение по спирали к критике вакцины Дженнера против оспы. Тогда говорили, что у тех, кому сделали вакцину, вырастает на руке коровья голова, что они начинают мычать, ходить на четвереньках… Сегодня критики «Спутника» говорят, что после вакцинации люди становятся генетически модифицированными. Это самая большая пугалка на сегодня. И это неправда. Потому что аденовирус, который используется в качестве носителя  S-белка коронавируса, имеет неинтегрируемый геном и не встраивается в нашу ДНК.

Чем прививаться в России

Во-первых, «Спутник». Результаты научного исследования по этой вакцине совпадают с «народными».

Во-вторых, «КовиВак». Он создан по традиционной технологии, работающей с 30-х годов прошлого века. Из плюсов – мы берем настоящий «боевой» вирус, но обрабатываем таким образом, что он становится безопасным. Это запускает работу антител. «КовиВак» максимально похож на естественное переболевание, но не является им.

Кстати! В августе выпускать «КовиВак» начнут на заводе «Нанолек» в Оричевском районе. До конца 2021 года планируется изготовить 5 миллионов доз.

«КовиВак» неплохо переносится, об этом можно говорить по итогам первой и второй фазы. Через пару недель стартует третья фаза. Она будет проходить и в Кирове на базе КГМУ. Вакцинация будет полной, без плацебо-группы. Результаты в контрольной группе будут сравнивать с заболеваемостью по городу.

С третьей вакциной, «ЭпиВакКороной», пока проблемы. По идее она должна переноситься легче прочих, но… В ее испытаниях участвовали 6 групп. На сегодня никто прилично к финишу не пришел. Остается ряд вопросов. Так, антитела у привитых «ЭпиВакКороной» определяются только тест-системой, которую дает разработчик. К остальным вакцинам они определяются рутинными тестами в любой лаборатории. Это настораживает.

Во-вторых, в старшей возрастной группе у каждого пятого привитого не развился иммунитет, хотя вакцина затачивалась под пожилых. В-третьих, результаты народного исследования не совпадают с тем, что говорил производитель.

Поэтому на сегодня у нас нет веских оснований доверять ей. Я бы подождал. Хотя идея хорошая.

3 причины сделать прививку от коронавируса

Вирус мутирует. Как и мы все с вами. Это норма. Может ли она быть положительной? Да. Потомки людей, которые выжили в XIV веке во время «черной смерти», более устойчивы к ВИЧ. Это 10% жителей европейской части света. Такую же особенность обрели выжившие после оспы.

Но вирус эволюционирует быстрее человека. Чемпион по мутациям – вирус гриппа. По сравнению с ним коронавирус стоит на месте, и это еще одно наше везение. Но он тоже приспосабливается. И вакцинация поможет остановить этот процесс. Если мы не дадим вирусу возможность развиваться, мы будем защищены от сюрпризов.

Мы прививаемся по трем причинам. Первая – снижение личных рисков. Вторая – вклад в популяционный иммунитет. Третья – защита людей, которым противопоказана прививка, которым нельзя ни прививаться, ни болеть.

Имеющиеся вакцины показывают себя неплохо. После переболевания иммунитет хуже. Но на то, чтобы вакцинировать нужное количество людей во всем мире, потребуется 3 года. Сейчас мы привили только 10 процентов популяции, и эта цифра очень неравномерно распределена по миру. Есть страны, где привито более 60 процентов населения, а есть те, где менее одного. Это касается, в частности, африканских стран. На нужный уровень производства вакцин пока не вышла ни одна компания в мире.

В первый год коронавируса нам нужно было просто выжить. Развернуть медицину, привлечь медиков. А второй год у нас идет под лозунгом формирования популяционного иммунитета. И отсидеться не получится. «Я буду сидеть дома и не заболею» — таких заболевших «и не заболевших» у меня каждый день прибавляется по одному.

Мы все живем в обществе и должны осознать важность общественного долга. У нас есть правила дорожного движения, и все их более или менее соблюдают. Вакцина – это тот же ремень безопасности. Мы можем нарушать закон, но обмануть природу не получится. Мы не можем договориться с коронавирусом. И вакцинация – это огромная надпись «безопасный выход».

Что сказать антипрививочникам?

Когда упал железный занавес, мы столкнулись с болезнями, которых до этого не видели. Дифтерия, коклюш, корь… Пока вакцины есть, этих инфекций нет. Их не будет – они вернутся. И могут оказаться смертельными.

Отказ от вакцинации приводит к вспышке вирусных заболеваний. Простой пример – Англия, 1965 год, введена обязательная вакцинация от коклюша. Через некоторое время болезнь ушла, и появились антипрививочные настроения. Их транслировал, в частности, эпидемиолог Гордон Стюарт. Англичане послушали его и получили 2 мощнейших вспышки коклюша с летальными исходами. Понадобилось почти 20 лет, чтобы обуздать инфекцию.

Про ветрянку говорят: зачем прививки, она же легко переносится. Да – у детей, но остается в виде герпеса, и никто не знает, в какой момент он может выскочить.

Из примеров эффективности вакцинации. Сан-Марино – закуплен «Спутник» для всех жителей страны. К 3 апреля привита треть жителей, и заболеваемость пошла вниз. Особенно это заметно по сравнению с соседней Италией. Почти целиком привиты Израиль и Великобритания.

О важности противоэпидемических мероприятий

Пришел ковид, и с 17-й недели ограничений мы перестали слышать о гриппе. С ведением изоляции грипп ушел в ноль. Антиковидные меры оказались и антигриппозными – и примером того, что бы мы делали, не имея прививки от гриппа.

Вопросы

Но ведь и после вакцинации можно заболеть. Как так получается? Неужели все зря?

Нет ничего, защищающего на сто процентов. В данном случае можно говорить о трех ситуациях. Люди вакцинировались, не зная, что уже находятся внутри инкубационного периода ковида. Период после инъекции. И 2 недели после второго компонента прививки, пока не сформировался пул «клеток памяти». В это время человек уязвим. Но люди, заболевшие на фоне вакцинации, переносят ковид легче.

Моя мама прочитала в ватсапе, что от прививки против COVID-19 взрывается голова. Как убедить ее вакцинироваться?

Скажите ей, что умершие от коронавируса остаются без отпевания и без прощания с родственниками. Некоторых это убеждает. А если серьезно, то ломать стереотипы крайне сложно. Приводите простые примеры. Используйте терпение, такт и постепенность. Вынуть огромный камень из мировоззрения, не заменяя его ничем, крайне непросто.

Фото: vk.com/myatom_kirov

Читайте наши новости первыми - добавьте «Кировская правда» в любимые источники.