Главная > Новости > Как становятся фермерами

Как становятся фермерами

Ему всего 28 лет. Позади служба в Президентском полку, окончание сельхозакадемии, работа вахтой на Севере, создание семьи и вдруг… заброшенная деревня, покупка ферм обанкротившегося хозяйства, разведение герефордов.

С больших денег — в фермеры

Николая Смирнова некоторые считают чудаком. Посудите сами, молодой, красивый парень родом из деревни Мосуны Арбажского района после окончания школы отслужил в Президентском полку, отучился на инженерном факультете (механизация сельского хозяйства) в ВГСХА, женился, уехал работать вахтой в Усинск, где получал неплохие деньги и вдруг… вернулся на малую родину, перебрался в деревню Баланды с населением в 12 пенсионеров и заявил, что будет заниматься сельским хозяйством и возрождением этой самой деревни. Смелое решение.

Как становятся фермерами— Я вообще человек рисковый, — говорит о себе Николай Владимирович. – Но не безбашенный. Решение стать фермером принял не вдруг. И в сельском хозяйстве я не профан. Во-первых, есть соответствующее образование, во-вторых, стаж работы в СПК (колхозе) «Рассвет» — одном из лучших хозяйств в Арбажском районе – без малого 10 лет.

На севере проработал недолго, хотя и деньги, по деревенским меркам, получал большие. Да только как приеду на вахту, тоска сердце раздирает, не могу — скучаю по деревне.
В 2016 году мечта Николая о фермерстве сбылась. Он стал участником госпрограммы Кировской области «Развитие АПК» на 2013-2020 годы и получил грант в размере 1,5 млн. руб. на создание и развитие крестьянского (фермерского) хозяйства. Заветный сертификат, подписанный и.о. министра сельского хозяйства А.А. Котлячковым, начинающий фермер получил 25 апреля 2016 года.

19 нетелей и племенной бык

— Если честно, я особо на грант и не рассчитывал, — признаётся Николай. – Для себя решил так: выделят — не выделят, а всё равно я фермерством буду заниматься. Выбрал место – деревню Баланды. Здесь мощнейшая кормовая база и животноводством просто грех не заниматься. К тому же всё в шаговой доступности – сено до ферм довезти, зерно. Одним словом, природные условия для ведения К(Ф)Х есть, для проживания людей – отсутствуют.

Для своего хозяйства приобрёл Николай две фермы у обанкротившегося колхоза «Заря». Правда, фермами эти полуразрушенные здания без окон и дверей назвать было трудно. Одно восстановил. На грант приобрёл восемь голов скота мясного направления (герефордов) – нетелей да необходимую сельхозтехнику. На свои – 11 нетелей и племенного быка за 120 тысяч рублей. На сегодня у него поголовье насчитывает уже 41 голову, вместе с телятами.

Приобретя скот и сельхозтехнику, Николай со своим отцом приступил к заготовке кормов. Урожай зерна порадовал, до сих пор удвоившееся поголовье скота им обеспечено. Сена заготовили тоже с запасом, часть даже продали, и ещё 45 рулонов с прошлого года хранятся под крышей фермы. Складов от бывшего колхоза не сохранилось

— Кормами скот обеспечили, — рассказывает Николай. – Но как мы косили… В поля ж эти последние лет 10-15 никто не наведывался. Там сплошная некось, а в ней… Мы косили и кусты, и ёлки, и железо от старой сельхозтехники бывшего колхоза. К тому же всё разбуксовано, видимо, пьяными трактористами. Увидев это, начали работать с полями – кусты выкорчёвываем. Купили дискатор, даже залежные земли не пашем, а раздисковываем, чтобы земля была как пух. Ну и ровняем, грубо говоря, поля, чтобы технике легче было работать.

Как становятся фермерами

«Вятскую землю у москвичей арендовать?»

Ситуация по земле у Николая непростая. Дело в том, что лучшие сельхозугодья бывшего колхоза «Заря» почти все распроданы москвичам. В своё время приехали бравые ребята из столицы и земельные паи у колхозников за бесценок скупили, по 500 руб за пай (11–13 гектаров). Дальше быстрёнько землю вымежевали и… уехали. И стоят сегодня лучшие колхозные поля, зарастая бурьяном. И не возделываются, но и зайти на них постороннему нельзя.

— Обидно, что самые хорошие поля пропадают, — признаётся Николай. – Мне приходится брать землю у местного сельсовета в аренду, которую ежегодно продлеваем.
Найти общий язык с работниками сельсовета у фермера не очень получается. Дело в том, что взял он у представителей местной власти землю в аренду невымежёванную, без кадастровых номеров. Договор заключили, правда, устный, что фермер выкупит 130 га земли по цене 3% от её кадастровой стоимости. Николай поля свои на кадастровый учёт поставил, вымежевал, принёс необходимые документы в сельсовет. И тут выяснилось, что вместо 3% он должен заплатить 9%.

— Позволить себе выкупить землю в три раза дороже, чем договаривались, я не мог, — вспоминает он. – Да и не стоила эта заброшенная земля таких денег. К категории земель сельхозназначения её даже с натягом не отнести. Она превратилась в лесополосу, корчевания на которой немерено. Так пришлось брать мне 45 гектаров земли в аренду. Москвичи, кстати, свои поля, тоже в аренду мне предлагали, правда, по цене в два раза дороже, чем сельсовет. Да и свою же, вятскую, землю у москвичей арендовать? В голове не укладывается.

«О личном комфорте пока думать некогда»

Николай главой К(Ф)Х себя не ощущает. В хозяйстве у него, собственно, работников и нет, только близкие друзья и родственники. Отец помогает с сенокосом, тесть тоже на подхвате – технику починить, супруга Наталья – бухгалтер-экономист по образованию – ведёт документооборот.

— Рядом со мной люди, которые в меня верят и не боятся трудностей, — говорит Николай. — Рабочий день у меня начинается в 6 часов утра, а заканчивается в 22–23 часа. Трое друзей работают вместе со мной, можно сказать, за идею. Местная администрация выделила нам три дома. Из них только один в более-менее пригодном для проживания состоянии, другие два — в плачевном. Но о личном комфорте нам пока думать некогда — работы выше крыши. Все вынуждены жить в одном доме. У моего друга ещё и жена с маленьким ребёнком тут же ютится. Со временем отремонтируем все три дома. Вот только когда оно будет, это время? Пока его катастрофически не хватает. А может, просто мало людей — много работы. Мне нужны ещё помощники, но только где их взять: в Баланды жить никто не поедет. Здесь нет ни Дома культуры, ни библиотеки, а единственный магазин, работающий четыре дня в неделю, собираются закрывать – нет выручки. В ближайшем селе Шембеть школу закрыли, детсад расформировали. Школьники ездят на учёбу в деревню Мосуны, за 8–9 километров от Шембети, а детского сада и там нет.

Где мясное животноводство, там и молочному быть

Фермер Николай Смирнов выращиванием только скота мясного направления не ограничивается. В настоящее время потихоньку готовит ферму под молочное производство. Работы предстоит немало – пол поменять, оборудование доильное закупить, ну и, разумеется, коров.

Как становятся фермерами

— Есть у меня человек, готовый заняться этой работой, — признаётся Николай. – Я ей ферму отремонтированную в аренду сдам. Она на грант в этом году заявлялась, но пока получить не удалось из-за отсутствия должных условий для содержания скота. Но ничего, ферму восстановим и в конкурсе победим. Вдвоём будем работать: я по мясу, она – по молоку: веселее дело пойдёт. Пока же о прибыли от К(Ф)Х я даже не мечтаю, а только вкладываю и вкладываю ранее накопленные средства. Но я не отчаиваюсь. Бычки подрастают, нынче осенью сдадим – появятся первые деньги. Работаем на перспективу.

На вопрос, не было ли желания бросить всё и уехать в Киров, где, кстати, у Николая трёхкомнатная квартира, он отрицательно качает
головой.

— В Кирове бываю редко, — говорит он. — Друзья городские рассказывают, как тусуются в клубах. Я слушаю их равнодушно, мысли мои только о деревне и о ферме, потому что мне по-настоящему интересно то, чем я занимаюсь.

Фото автора

Читайте наши новости первыми - добавьте «Кировская правда» в любимые источники.