Главная > Без рубрики > Выбор редакции > «На карте Кировской области – до 70 точек, где можно сделать интересные находки»

«На карте Кировской области – до 70 точек, где можно сделать интересные находки»

На вопросы «КП» ответил директор Вятского палеонтологического музея Алексей Торопов.

В Вятский палеонтологический музей Алексей Торопов пришёл 10 лет назад. Начинал волонтёром – участником раскопок. Сейчас – директор. При этом, что хорошо, административная работа полностью Алексея Леонидовича не захватила. Одно из подтверждений тому – победа в нынешнем региональном этапе конкурса «Лучший по профессии в индустрии туризма — 2020», где он был признан лучшим вятским экскурсоводом года. А помимо этого в жизни есть ещё и раскопки, с которых Алексей Торопов тоже возвращается с трофеями.

— Как вы стали палеонтологом? И мечтали ли школьником, что будете по-настоящему «доставать из земли парейазавров»?

— В интернете можно найти забавную картинку: «В какой период своей жизни человек больше всего знает о динозаврах?». На ней нарисован график: резкий пик – в семь лет, затем существенный спад и далее снова рост — в момент, «когда ты кандидат палеонтологических наук». При этом показатель для кандидатов там даже меньше, чем для семилетних детей.

Для меня всё тоже началось в школе. Посмотрел (тогда ещё на видеокассете) фильм «Парк юрского периода» и меня это очень заинтересовало. Начал читать, собирать информацию… Даже пытался сделать свою энциклопедию древних животных – с геохронологической таблицей, группами динозавров. Большая часть «энциклопедии» так и осталась незаполненной, но о самых известных древних животных я собрал информацию.

Увлечение не прошло бесследно. После школы я поступил в педуниверситет на специальность «Учитель биологии». А на втором курсе впервые приехал волонтёром на раскопки в Котельнич.

В музее я с 2010 года. Был научным сотрудником, затем главным хранителем фондов. Когда стал директором, переключился по большей части на административные вопросы. Но раскопки в моей жизни есть и сейчас, потому что просто хочется этим заниматься.

— Можно ли рассказать о личной самой крупной и удивительной находке?

– Пожалуй, это парейазавры, которых мы нашли, когда я приезжал в Котельнич ещё в качестве волонтёра. Сначала обнаружили один скелет. Начали выкапывать. Помню: жарко, солнце печёт, оводы кружат… Все прелести раскопок! Начинаем поднимать кости. Удар киркой и вдруг под первым скелетом оказывается ещё один! А мы к тому времени и так уже с первым намучились.

Начали второй копать, и тут сбоку… часть третьего находим. Такое, конечно, запоминается, когда в одной яме — сразу два с половиной скелета.

«На карте Кировской области – до 70 точек, где можно сделать интересные находки»

— Интересно, как они могли «коллективно» оказаться?

– Есть две точки зрения. Первая: по этой местности проходила миграция древних животных. Часто стада шли в сезон дождей: ползли по глинистой массе и, случалось, проваливались в ямы – естественные ловушки, выбраться из которых не получалось.

Вторая точка зрения: в период неблагоприятных условий животные сознательно впадали в спячку, погружаясь в заполненные глиной ямы. Выбраться опять-таки они уже не могли и оставались «в плену» у глины, которая оказалась хорошим консервантом и сохранила скелеты в довольно неплохом состоянии.

— В Кирове и за его пределами многие хорошо знают о Котельничском местонахождении парейазавров. А есть ещё на Вятке места, столь же богатые на древности?

— По площади, по качеству сохранности находок и по видовому разнообразию Котельничское местонахождение – одно из знаковых не только для Кировской области и России вообще, но и для мира в целом. Но в регионе действительно есть немало других мест, где также можно найти остатки древних животных. Наш научный сотрудник Илья Шумов создал карту региона, на которой обозначены все населённые пункты, где можно вести раскопки. На ней – до семи десятков точек! Например, село Лойно Верхнекамского района, где, судя по всему, даже не одно, а два или три местонахождения.

— Есть ли у вятских палеонтологов мечта? И как в её осуществлении могли бы помочь представители бизнеса – вятского, российского, может, даже мирового?

— Мечта? Два новых здания для музея – одно в Кирове, другое — для нашего филиала в Котельниче. С каждым годом это становится всё более актуально. И вот почему: сегодня площадь хранилища фондов составляет 18 квадратных метров. Тогда как размер лишь одного извлечённого из земли монолита с остатками древнего животного доходит до половины квадратного метра.

Люди, которые бывали с нами на раскопках, представляют, о чём я говорю.

Второй момент: сейчас у нас не хватает специализированных площадей, чтобы проводить выставки. А мастер-классы, связанные с палеонтологией, проходят прямо в экспозиционных залах, потому что нет помещения для работы с посетителями.

Это же касается и Котельнича. С одной стороны, там большие площади, есть место для мастер-классов и зал для временных выставок… Но помещение находится в цокольном этаже жилого дома и всё-таки не приспособлено для того, чтобы представить экспонаты достаточно ярко.

Так что у нас, как минимум, две мечты: два здания. Впрочем, есть и третья: своя машина «буханочка», УАЗ-452, адаптированный для экспедиционных выездов. Такой автомобиль очень нужен для поездок — с нормальным грузовым отсеком, с багажником на крыше для перевозки крупногабаритных предметов, с большим (до семи) количеством посадочных мест… Если бы появилась спонсорская поддержка в размере 1 миллиона 50 тысяч рублей, то оранжевая экспедиционная «буханка» стала бы отличным помощником в поисках.

«На карте Кировской области – до 70 точек, где можно сделать интересные находки»

— Вятский палеонтологический музей в условиях сегодняшней пандемии: есть ли в текущих условиях хотя бы какие-то положительные моменты?

– В течение трёх месяцев экспозиция музея не работала. Сейчас мы открыты, но с ограничениями. Тем не менее в этом году мы неплохо провели «полевой сезон». Наш научный сотрудник Владимир Масютин с коллегами из Питера объездил с экспедициями юг области. Илья Шумов плодотворно поработал в Котельниче. Мне удалось выбраться на север области.

Кроме того, в этом году нам удалось запустить цикл тематических мероприятий. В августе провели День палеонтолога, в сентябре – День дарителя, в октябре – День фоссилий (или Международный день окаменелостей)…

Увы, в ноябре пришлось отменить вторую областную детскую палеонтологическую конференцию — по той причине, что эпидемиологическая ситуация оставляет желать лучшего. Переводить мероприятие в онлайн-формат всё-таки не стали, потому что цель конференции – живое общение и, в конечном счёте, формирование вокруг музея некоего клуба единомышленников, друзей, в том числе из других регионов.

А для достижения этой цели необходимы и личный контакт, и выступления перед залом. Одно дело, когда ты говоришь с бездушной веб-камерой, другое – когда перед тобой зал, пусть на 30-50 человек, которые тебя слушают, дают обратную связь. Кроме того, после первой палеонтологической конференции у нас была очень важная для юных исследователей неформальная часть – общение со специалистами, которые могут передать подрастающему поколению свой опыт и свой энтузиазм.

Будем надеяться, что в будущем году всё это получится.

— Одна из недавних новостей о музее связана с выигранным грантом. Сообщается, что при поддержке Фонда Потанина вы планируете расширение присутствия в онлайн. Можно ли подробности?

— Данный грант был продуман, написан и отправлен для участия в конкурсе заведующим нашим экспозиционно-выставочным отделом Леонидом Кавардаковым. Задача – улучшить материально-техническую базу музея, чтобы можно было вести в режиме онлайн лекции, семинары, занятия. Кроме того, мы сможем привлечь сторонних специалистов, связанных с палеонтологией, а также художников-палеоанималистов. Проект очень объёмный и, мне кажется, достоин отдельного большого разговора.

— Ещё о новостях: этим летом в вятских СМИ появилось сразу несколько сообщений о находках, которые кировчане приносили в музей. Даже возникает ощущение, что люди в своих садах и на природе начали делать интересные находки чаще?

— Когда люди звонят и говорят: «Мы нашли кость динозавра! Приезжайте и забирайте», это здорово. Кировчане в последнее время и правда стали внимательнее смотреть себе под ноги, многие не проходят мимо интересного: или сами приезжают с находкой, или звонят и рассказывают, где её можно забрать. Например, один рыбак рассказал о странном «камне», который он обнаружил на рыбалке. Наши сотрудники съездили на место и оказалось, что это хорошо сохранившаяся кость древнего носорога.

Конечно, мы не можем оставаться в долгу перед теми людьми, которые вносят свой вклад в развитие науки и пополнение фондов. В сентябре впервые провели День дарителя: пригласили 18 человек, которые за последнее время принесли в музей самые интересные находки. Каждому вручили грамоту, статуэтку «Даритель-2020», удостоверение, по которому можно посещать музей и экспозиции бесплатно.

— Что для вас лично Вятский палеонтологический музей?

— Отвечу так: несколько лет назад я с трудом понимал людей, которые всё время проводят на работе и думают о рабочих делах даже дома, в выходные. Но как-то незаметно я тоже превратился в такого человека. Нормально это или нет, не знаю. Но в субботу или в воскресенье в четыре часа вечера, бывает, звонят друзья и спрашивают: «Ты не на работе?»

То есть люди полагают, что я могу быть на работе вечером в субботу! И они правы: здесь я действительно часто появляюсь и по выходным, и будучи в отпуске. Кстати, продумыванием экскурсионных и выставочных проектов я, напротив, занимаюсь дома. Потому что на работе этим просто некогда заниматься. Работа в музее стала неотъемлемой частью жизни – и меня это, конечно, устраивает!

Фото автора