Главная > Без рубрики > Выбор редакции > Владимир Смирнов: «Перед тем, как сниматься в рекламе, надо узнать то, что ты будешь рекламировать»

Владимир Смирнов: «Перед тем, как сниматься в рекламе, надо узнать то, что ты будешь рекламировать»

Известный кировский актёр – о проходившем рядом с ним Владимире Высоцком с гитарой, песнях Хворостовского и неожиданном продолжении съёмок в рекламных роликах.

Уже сорок лет предан Кировскому драматическому театру народный артист России Владимир Смирнов. И как он играет! Всегда по-разному, прекрасно понимая характер своих героев, глубоко проникая в душу каждого персонажа. Это актёр разноплановый, тонко чувствующий партнёра, ответственный перед зрителями за каждый выход на сцену…

Владимир Смирнов

  • Народный артист России.
  • Родился 28 июля 1948 года в городе Верхняя Тура Свердловской области.
  • В 1974 году окончил Новосибирское театральное училище по специальности «Актер драматических театров».
  • Работал в ряде российских театров.
  • С 1981 года и по сегодняшний день – Кировский областной драматический театр, ведущий актёр.
  • Автор-исполнитель песен и романсов.

– Владимир Александрович, сорок лет вы служите в драматическом театре. А выходя на сцену, по-прежнему испытываете волнение?

– Да, волнение есть перед каждым выходом. И чем ближе выход на сцену, тем больше… Когда спектакль уже «накатается», волнение как бы поменьше, а когда премьера – тут да! Ещё ведь неизвестно, как спектакль примут… Волнение существует, конечно. Порой сердце бешено колотится. Мысли всякие посещают: «Может, мне бросить эту профессию?» И сам же себе отвечаешь: «С ума сошёл! Ещё чего…» Одним словом, много тысяч раз уже выходил я на сцену и всё равно волнуешься… Как говорят, если артист не волнуется – он мёртвый артист. Всё! Ему надо уходить из профессии… Но есть различие: чем отличается профессионал от непрофессионала? Очень просто: профессионал, выйдя на сцену, умеет это волнение направить в нужное русло.

– Вы – народный артист Российской Федерации. Это звание накладывает какую-то дополнительную ответственность?

– Ни славы, ни какой-то особой финансовой поддержки это не даёт. Кроме обязанностей. Ответственности. Вот почему я порой отказываюсь от каких-то предложений. Отказываюсь, чтобы потом не было стыдно. А то скажут: «Народный артист, ты что делаешь-то? Подумай…» Для меня это так: прежде чем отрезать – семь раз отмерь. По этому принципу я и живу.

– Далеко не все люди положительно оценивают участие известных артистов в рекламе. Какова ваша позиция в этом вопросе?

– Дело в том, что я одним из первых в нашем городе начал заниматься рекламой. И настолько мощно ей занимался, настолько основательно, что казалось: мой голос звучит даже из утюга… Во всём мире известные певцы, актеры, спортсмены занимаются рекламой. Это очень дорого стоит за рубежом: продать свое лицо, свой голос. Если там человек станет брендом какого-то мощного предприятия – всё, считайте, что он обеспечен на всю жизнь. У нас иная история. В Москве, может, чуть получше, чем у нас. А здесь… Для меня это не было способом заработать – платили в сущности копейки. Это был способ заняться чем-то другим, новым. Это ведь тоже творчество – работать перед камерой… Однажды я был лицом одного из кировских предприятий, носил фирменную форму. Много отсняли сюжетов… Помнится, после окончания одной съёмки ко мне подошли покупатели с просьбой; «Посоветуйте, что нужно купить?..» Я отсылаю их к консультанту компании, а они противятся: «Нет, нет, мы хотим к вам. Мы именно вас каждый раз видим в рекламе. Вы же знаете всё…» И тогда я понял, что должен произносить не просто рекламный текст, а должен близко познакомиться с предприятием, хорошо знать его продукцию. И когда позже меня спрашивали, я уже со знанием дела давал советы… В рекламе ничего страшного нет, реклама – двигатель прогресса. Но! Сразу подчеркну: перед тем, как сниматься в рекламе, надо узнать то, что ты будешь рекламировать. Чтобы потом за это не было стыдно. Чтобы потом никто не сказал: «Старик, ты это рекламировал. А мы отравились…» И такое может быть. Не дай Бог…

– Влияние кого из современников вы испытали в наибольшей степени?

– Это два человека. В первую очередь это Владимир Семенович Высоцкий. Высоцкий, Высоцкий и ещё раз Высоцкий! Он со мной с учёбы, со второго курса и до сих пор… А в последнее десятилетие это ещё один человек – Дмитрий Хворостовский. Какой это голос, как он пел… У моего сына в компьютере тысячи песен. И когда звучит Хворостовский – всё! Я ничего не могу делать. Останавливаюсь, и пока не дослушаю его исполнение до конца, никакой работы… Удивительно складывается жизнь. Когда-то в Красноярске, в театре оперы и балета он не был нужен. Никому. Пришлось уехать. Он уехал и со временем стал всемирной знаменитостью. И сейчас театр, в котором он был не нужен, носит его имя: театр оперы и балета имени Дмитрия Хворостовского… Иногда думаешь: ну почему? Ну почему так рано Господь забирает таких людей? Очень рано…

– Что цените в женщинах? Что цените в мужчинах?

– В женщине – преданность. В мужчине – порядочность.

– Самый ценный совет, который получили в своей жизни?

– Никогда ни у кого ничего не проси.

– Так и было по жизни?

– Да.

– У вас есть любимое слово в русском языке?

– Я категорически против, когда на сцене произносят нецензурные слова. Никогда в жизни их не произносил и произносить не буду. Вплоть до того, что просто положу на стол заявления и уйду из театра. Не буду этого делать никогда… А любимое слово? Есть.

– Какое?

– Жизнь. Лучше этого слова нет ничего. Не будет жизни, не будет ничего. Ни любви, ни счастья, ни детей, ни жен, ни мужей… Ничего не будет. Жизнь – это всё.

– Любимая песня?

– Моя любимая песня – «Тёмная ночь» в исполнении Марка Бернеса. Потрясающая просто песня. И Бернес удивительный… И, естественно, все песни Высоцкого. А еще мне очень нравится песня на стихи гениальной поэтессы Марины Цветаевой:

«Вот опять окно,
где опять не спят,
может, пьют вино,
может, так сидят…»

– Бывая в столицах, какие театры предпочитаете посетить?

– Раньше, выезжая в командировки, на учебу или ещё по каким делам, старался в Москве посетить Таганку. Даже Высоцкого видел, но не в его знаменитых ролях, а в небольшом спектакле…

– Но видели?

– Видел. Он даже мимо меня прошёл. Как раз с гитарой – песню военную пел… Вот, во-первых, Таганка. Естественно, Ленком. Вахтанговский театр, ещё некоторые театры… А в Питере – это БДТ. Там работал мой любимый артист Кирилл Лавров…

– Есть ли будущее у репертуарного театра? Ведь достаточно много антрепризы…

– Я думаю, что репертуарный театр жив. Его хоронили много-много раз. Но театр жив… Пройдут годы и, наверное, это будет уже другой театр – но он будет жить. И очень хочется верить в то, что он будет существовать всегда… Это величайшее завоевание – репертуарный театр. Нигде в мире этого нет. Еще Лорка говорил: «Народ, у которого нет театра, – мертвый народ». Нужен театр, нужен.

– Владимир Александрович, театр – это праздник?

– Очень бы хотелось, чтобы это был праздник. Я не имею в виду, что сюда должны приходить только отрываться. Пришёл, посмеялся, ушёл и забыл. Не-ет! Я имею в виду, что театр – это праздник души. Даже если мы посмотрели трагедию, даже если мы в голос, в рёв плачем – это хорошо. Потому что лучше плакать в театре, чем в жизни. Все-таки театр – это праздник. Но праздник души.

— Самый дорогой вам автограф из домашнего архива?

Автограф народного артиста Советского Союза Кирилла Лаврова. Однажды он мне подарил свою фотографию в роли Ленина. А на ней – не просто автограф, а много написанных добрых слов и пожелание удачи, так необходимой в нашей профессии.

Кстати, Лавров – один из двух артистов (второй – Олег Стриженов), которые своими работами подвигли меня стать артистом.

— Ощущение, которое хотелось бы испытать?

Думаю, такое ощущение я уже испытал… Когда появилась старенькая машинка, мне захотелось научиться её водить. Естественно, это очень сложно. Я понятия не имел, что такое «баранка»… И вот сел и вдруг поехал. На спидометре было километров 20, а мне казалось, что я лечу. Тут инструктор по вождению кричит: «Остановись!» Я остановился, спрашиваю: «Что-то не так сделал?» – «Быстро говори, что сейчас ощущаешь?» – «Не знаю». – «Страх? Что?» – «Страха нет. Чувство полёта!» – «Значит, будешь водителем…»

— Какую цель ставите перед собой сегодня?

Какая может быть цель? Только одна – чтобы нашему театру было хорошо. Я никогда в жизни не работал на себя. Если хорошо всему театру, значит, и мне будет хорошо… Пусть случится какой-нибудь интересный спектакль. Чтобы зритель ходил. Чтобы театр любили… И, конечно, самое главное – чтобы в моей семье всё было хорошо.

Читайте наши новости первыми - добавьте «Кировская правда» в любимые источники.