Главная > Интервью > Владислав Попов: «Бизнес не может существовать в условиях постоянных перемен»

Владислав Попов: «Бизнес не может существовать в условиях постоянных перемен»

В рамках Дня российского предпринимательства глава региона Игорь Васильев встретился с уполномоченным по защите прав предпринимателей в Кировской области Владиславом Поповым.

О подробностях разговора и о том, как живёт вятский бизнес в условиях пандемии, — в нашем интервью.

— Владислав Леонидович, о чём шла речь на встрече?

— В соответствии со ст.13 Закона Кировской области от 18 октября 2013 года №335-ЗО уполномоченный по защите прав предпринимателей в Кировской области направляет Губернатору Кировской области и в Законодательное Собрание Кировской области информацию о результатах своей деятельности с оценкой условий осуществления предпринимательской деятельности в Кировской области и предложениями о совершенствовании правового положения субъектов предпринимательской деятельности. Это был очередной такой доклад, в котором я рассказал не только о текущей работе, но и о ситуации с защитой предпринимательства во взаимоотношениях с государством.

— Надо полагать, «пандемийный» год добавил вам работы?

— Как только были введены ограничительные меры, связанные с пандемией коронавирусной инфекции, основной проблемой стало то, что бизнес не понимал, как ему работать. Возник информационный голод.

Ежедневно возникало множество вопросов, на которые надо было найти ответы. Например, какие льготы и кредиты можно получить в условиях, когда часть работников вынуждена уйти в простой? Как отнести субъект бизнеса к пострадавшим отраслям?..

Мы отвечали, работали с теми, кто обращался. Как врачи — помогали всем, кто к нам приходил со своей проблемой. Большую поддержку оказал центр «Мой бизнес».

Пандемия увеличила объём работы и спектр вопросов. Но в то же время появился и мораторий на проверки, была установлена отсрочка по уплате налогов. Если взглянуть на статистику, то общее количество проверок в 2020 году по отношению к 2019-му снизилось. Хотя в некоторых отраслях они, напротив, стали проходить чаще.

Например, закрытые объекты подверглись серьёзным проверкам: общепит, ночные клубы, торговля и сфера услуг.

Бизнес не знал, что делать в такой ситуации. В этом, пожалуй, сложность года — резко изменились правила игры.

— Были введены и меры поддержки бизнеса в сложившихся условиях. По ним тоже шло много вопросов от бизнеса?

— Действительно, вопросов было много. Очень большой процент обращений был связан с реализацией механизма получения мер поддержки бизнеса.

И здесь мы выступили координаторами между бизнес-сообществом и госструктурами. У нас есть свой портал, активно работающие странички в соцсетях. Мы постоянно публиковали полезную информацию. А когда возникали спорные ситуации, то выходили с инициативой о внесении изменений в нормативные акты.

Работая совместно с Министерством экономического развития, с Минфином, с Федеральной налоговой службой, формировали единый подход к решению вопросов и работе с документами.

Также мы реализовали такой механизм, как оперштаб по мониторингу ситуации в малом и среднем предпринимательстве. Рассматривали каждую отрасль конкретно. Например, общепит, где было множество вопросов со стороны Роспотребнадзора.

Общались в режиме видеоконференцсвязи, собирая одновременно до 200 участников — работников сферы. Представители Роспотребнадзора, в режиме обратной связи, давали разъяснения и рекомендации по работе бизнеса.

— С коллегами в других регионах связи поддерживали?

— Наш аппарат работает не автономно, а в тесной связи с омбудсменами по всей стране. Берём лучшие практики и предлагаем применить у нас. Например, в Ульяновске министерство экономики предложило механизм добровольного декларирования. Подобный опыт мы тоже реализовали, но путём привлечения ресурсов торгово-промышленной палаты.

Конечно, «пандемийный» год был тяжёлым. Но это был год поиска компромиссов. В итоге наш регион занял 8-е место в стране по темпам открытости экономики.

Кстати, 8-е место — это данные рейтинга, который ведёт наш институт омбудсменов при Президенте Российской Федерации, и который охватывает все регионы по стране.

Мы, работая по каждому сегменту бизнеса, находили правовую основу для их открытия.

— От чего ещё, кроме пандемии, надо было защищать бизнес в 2020-м?

— Бизнес всё равно работает, несмотря на пандемию. И, конечно, никто не отменял традиционные проблемы, с которыми обращались к нам предприниматели. Как и в прошлые годы, немало обращений по поводу работы органов местного самоуправления. Немало ситуаций, связанных с арендными отношениями, с НТО (объектами нестационарной торговли)…

Мы помогали. Был такой интересный пример, когда в муниципальном образовании решили приравнять придомовую территорию к «дворовой территории», чтобы там не могли размещаться объекты бизнеса. Совместно с прокуратурой мы изучили этот вопрос, и оказалось: в правовом поле это совершенно разные понятия и менять их в локальных муниципальных нормативных актах нельзя.

Очень много вопросов было по поводу муниципальных контрактов. Бизнес работает. А значит, вопросы в отношениях с контрольно-надзорными организациями возникают.

— Каким всё-таки можно назвать главный итог прошлого года?

— По итогам года можно сказать, что все принятые нами решения в прошлом году были правильными. Тогда и сейчас мы прекрасно понимаем, что лучшая поддержка для бизнеса – дать возможность ему работать, но при этом сохранить здоровье наших граждан.

Что ещё очень важно для предпринимателей? Пожалуй, просто уверенность. Например, чётко установлены определённые правила, которые не должны меняться часто. Бизнес не может существовать в условиях постоянных перемен.

Читайте наши новости первыми - добавьте «Кировская правда» в любимые источники.