Главная > Новости > Ехали добровольцы в Сталинград

Ехали добровольцы в Сталинград

75 лет назад, в феврале 1943 года, завершилось самое кровопролитное сражение Великой Отечественной войны - Сталинградская битва. В оборонительной (17 июля - 18 ноября 1942 г.) и наступательной (19 ноября – 2 февраля 1943 года) операциях участвовали и тысячи воинов-кировчан. Победа в Сталинградской битве положила начало массовому изгнанию оккупантов с нашей земли.

О двухсотдневном подвиге Сталинграда, о героизме земляков у стен волжской твердыни «Кировская правда» писала не раз. Сегодня мы решили рассказать про еще один подвиг, последовавший следом за первым — трудовой. Тем более, что почин «Восстановим Сталинград!» родился не где-нибудь, а на вятской земле.

Почину вятской молодёжи — 75 лет

«Что умерло, то умерло. Я не знаю случая, чтобы кто-либо воскрес из мертвых», — изрёк, глядя на сталинградские руины, тогдашний посол США в Советском Союзе Джозеф Дэвис.

Иностранные дипломаты советовали: обнесите развалины колючей проволокой и создайте здесь музей – на этих «экспонатах» можно делать неплохой бизнес.

— Нет! – сказали сталинградцы. – Город будет жить!

— Сталинград будет жить! – сказала страна.

Из постановления бюро Кировского обкома ВКП(б) от 27 февраля 1943 года:

«Разрешить обкому ВЛКСМ направить из области 1000 комсомольцев в строительные бригады по восстановлению Сталинграда».

Из наказа земляков:

«Вам, молодым патриотам, выпала великая честь – быть в числе едущих восстанавливать разрушенный гитлеровскими бандитами героический Сталинград.

Провожая вас, наших лучших представителей, мы выражаем уверенность, что вы оправдаете имя кировцев, с честью выполните свой долг, будете работать не покладая рук, невзирая ни на какие трудности, приложите все силы к тому, чтобы скорее задымились трубы сталинградских заводов, чтобы наша доблестная Красная Армия получила ещё больше оружия и с успехом продвигалась всё дальше и дальше на запад».

«По данным на 5 апреля 1943 г., по Кировской области поступило в фонд помощи Сталинграду и области 3015638 руб., семян зерновых и бобовых – 2886,5 ц, семян овощей – 365 кг, картофеля – 698,7 ц.

6 апреля 1943 г. отправлен первый эшелон в составе 42 вагонов. С этим эшелоном отправлена группа строителей в количестве 656 человек. Отбор производился исключительно из числа добровольцев».

(Из информации Кировского обкома ВКП(б) Центральному комитету ВКП(б), 9 апреля 1943 г.).

Сообщая о ходе восстановления, газета «Комсомольская правда» писала:
«Одними из первых в город Сталина приехали шестьсот комсомольцев Кировской области. Они привезли тысячу комплектов строительных инструментов, электромоторы, 50 тысяч штук различной посуды, несколько тысяч пар верхней одежды, белья. Кировчан можно встретить на самых трудных стройках. Они строят жилые дома, неутомимо прокладывают дороги».

Из Постановления ЦК ВЛКСМ (апрель 1943 г.):

«ЦК ВЛКСМ одобряет работу Кировской… и других областных комсомольских организаций, которые начали практическую работу в помощь Сталинграду…»

Из письма А.К. Цыбиной:

«Весной 1943 года мне стало известно о призыве ЦК ВЛКСМ оказать помощь Сталинграду. Собрав рюкзаки, мы с подругой отправились в Киров. В обкоме комсомола таких, как мы, собралось человек пятьдесят. Потом мы погрузились в товарный вагон и поехали в Сталинград. В вагоне было тесно – в центре его стояла железная круглая печка, вокруг которой валялся рассыпанный уголь.

Ехали голодные – запас хлеба, которым нас снабдили в г. Кирове, был рассчитан на 5 дней, а не на 15, что мы находились в пути. Продвигался состав медленно – железная дорога нужна была фронту: шли эшелоны с солдатами, с техникой, а с запада везли раненых.

Приходилось подолгу стоять в тупиках. А близ Балашова дорога была разбита и наспех прокладывали новые рельсы.

Когда нам сказали, что приехали, мы не поверили. Открыли настежь вагон, посмотрели – никакого города нет. Сплошные жуткие развалины от неба до земли».

Из письма В.П. Перминовой (Смирновой):

«От Кирова мы плыли по Вятке на пароходе.

В Сталинграде нас привезли на тракторный завод. Но завод – это только название. Он был разбит.

Поселились мы в бывшем заводоуправлении – здании, от которого уцелели одни стены, да и те сплошь были в дырах. Сколотили сами четырёхъярусные нары из досок. Получили матрацы и одеяла. Вот и весь комфорт».

Из письма А.В. Есюниной:

«Километров за сто до Сталинграда увидели из вагона поле. По нему ходили люди с вилами и лопатами – хоронили трупы.

Через сутки мы вступили в разбитый до основания, разрушенный город. Враг отступал в панике, побросал всё и бежал. Но раскаты канонады были слышны, фронт ушёл недалеко, пахло гарью и смрадом.

Разбились на бригады: плотники, каменщики, бетонщики. Работали по восемь часов, но ещё два часа каждый день отдавали расчистке дорог от завалов.

Не хватало воды: хотя и жили на берегу Волги, река была очень загрязнена и брать воду из неё для питья не разрешалось».

Из письма А.К. Цыбиной:

«Рабочий паёк нам установили 500, а несколько позже – 700 граммов кукурузного хлеба. Работали с семи утра до семи вечера. Я была подсобницей у штукатуров, а позже – у кровельщиков.

Но большая часть времени уходила на разбор завалов. Надо было выбирать из мусора уцелевшие кирпичи, очищать их от штукатурки и складывать в штабеля, а ломаный кирпич носить в другую кучу. Всё делали вручную, никакой механизации не было.

Но самое страшное заключалось в другом: мы знали, что каждый шаг в сторону от проторённой тропки может стать для нас последним – кругом были вражеские мины. Но, расчищая город, невозможно было ходить только по тропинкам, и многих наших товарищей мы тогда недосчитались.

Часто в развалинах попадались трупы солдат, а в подвальных помещениях – женщин, детей, стариков. Невозможно перечесть всё, что видела.

Эта ужасная картина войны до сих пор стоит перед глазами, и никогда она, видимо, уже не исчезнет, не сотрётся в памяти.

Работали все очень дружно, старались перевыполнять свои нормы. А по вечерам, переодевшись в единственное ситцевое платьице, спешили на танцы. Прямо на улице перед зданием, где мы жили, была расчищена площадка.

Радовало нас то, что так быстро возрождался квартал за кварталом и стали вырисовываться улицы. Самым большим событием было то, что тракторный завод, как в сказке, вырастал на наших глазах. Его строили исключительно комсомольцы. К удивлению всех нас, молодых и пожилых, ровно через год с конвейера завода сошёл первый трактор».

Из рассказа А.С. Тереховой:

«Мы были молоды. А потому хотелось жить взахлёб, по-настоящему. Отдыхать нас возили за Волгу на острова. Острова красивые, с тополиными рощами и высокой пышной травой.

Купались мы редко – дно Волги было завалено обломками самолётов и танков, осколками снарядов».

Письмо на родину (1943 г.):

«Дорогая подружка Таня!

В Сталинграде я стала плотником – возвожу леса, строю общежития, ремонтирую дома. Пишу, а сама думаю, ну и удивишься ты: в Кирове я работала в больнице, а тут – плотник. Такие перемены произошли со многими приехавшими сюда. И мы нисколько не жалеем, что переменили профессии…

Недавно меня сделали бригадиром девичьей бригады. Что скрывать, за день здорово устаю, руки мои огрубели, но чувствую себя отлично. Девчата доверяют мне. Знаешь, это заставляет всегда быть собранной, не распускаться. Здесь много молодёжных бригад, и трудно, очень трудно считаться среди них лучшей…

Твоя подружка Тося Петрова».

«Мы глубоко благодарны Кировской комсомольской организации, пославшей нам трудолюбивых, сильных волей ребят. С задорной комсомольской песней шли кировчане в Тракторозаводской район. Дружно начали они свою работу. Сегодня дела кировчан являются примером для других. У нас в городе мало кто не знает кировских запевал в соревновании, рекордов каменщиц из Кирова, активистов-комсомольцев».

(Из письма секретаря Сталинградского обкома ВЛКСМ, 1943 г.).

«Надя Тюленева приехала сюда с первым эшелоном. Здесь она стала каменщицей. В первый день, замуровывая пробоину, девушка уложила 50 кирпичей… Положенная ею каменная заплата на разбитом доме – первая строчка её трудовой биографии.

Через неудачи, разочарования, многие трудности Надя упорно шагала вперёд. У неё оказалась крепкая воля. На шестой день работы она заделала пару отверстий, уложив 350 кирпичей. В последующие дни она стала укладывать по 450–500 кирпичей. Никто не вырабатывал больше в бригаде. Но на соседнем участке десятиклассница Светлана Либо, приехавшая в один день с Надей, укладывала по 700 кирпичей…

Так началось соревнование комсомолок из Кировской области. За ним в тысячи глаз стала следить вся стройка…

Спустя месяц Надя уже укладывала по 2500 кирпичей, её выработка достигла 280 процентов. Светлана несколько поотстала…

В борьбе незаметно проходят дни. Кончился июнь. Он принёс Наде новые успехи. Уже до 3000 кирпичей укладывает она за день. Целые стены жилых домов выложены её рукой…»

(«Комсомольская правда» от 4 июля 1943 г.).

* * *

В средней школе № 2 города Советска в 1970-е годы существовал литературно-краеведческоий кружок «Росинка». Его организатором и вдохновителем была учитель русского языка и литературы Лариса Александровна Полякова. Школьники поставили цель разыскать кировчан, учавствовавших в восстановлении Сталинграда, узнать, как сложились их судьбы. Началась переписка.

Выяснилось, например, что В.П. Перминова (Смирнова) работала старшим продавцом в кировском магазине «Богатырь», а Е.Г. Сусенко (Рубцова) заведовала в Белой Холунице комбинатом бытового обслуживания населения, что Н.М. Воронкова (Домрачева) осталась после войны в Сталинграде… Организовали незабываемую встречу с А.С. Тереховой — она жила в Советске. Были найдены адреса многих других добровольцев. В школу потоком шли письма-воспоминания. Они остались в альбомах, бережно хранимых «росинковцами». Сами того не подозревая, ребята сделали великое дело: создали летопись патриотического почина, родившегося в Кировской области. Именно их разыскания и легли в основу этой публикации.

На снимке: Кировский эшелон в Сталинград. 1943 год.

Фото: Леонид Шишикин («Кировская правда»)

Читайте наши новости первыми - добавьте «Кировская правда» в любимые источники.